Home page
Send mail
Forward
Back


       Подписка


НАШИ ПРОЕКТЫ









ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВЫПУСКИ

Это специальные выпуски (печатные аналоги распространялись в регионах), освещающие дискуссионные проблемы гендерной теорий,  гендерных отношений в самых разных областях общественной жизни. Исследовательские данные, приводимые изданиях,  в значительной части сделаны консультантами АГИЦа.




ИССЛЕДОВАНИЯ

В разделе представлены гендерные исследования, проведённые азербайджанскими авторами с 1998 по настоящее время.




ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

По представленным адресам можно получить юридическую, психологическую и медицинскую помощь

ФОРМЫ ПОМОЩИ:

Кризисный центр:
т: 4943376
wcc@online.az


правовое консультирование, психологическая реабилитация, консультации психиатра, невропатолога.

MHAIDS Azerbaijan:
т: 5106614 mhaids@initiative.az


психологическая реабилитация, консультации психиатра, невропатолога

Научно –исследовательский Центр «AREAT»
т: 438 15 77:

areat@azeronline.com

консультирование о возможности заключения брачного контракта при регистрации брака как предупредительной меры против экономического насилия в семье

LTD “Law and Order”
т: (050) 341 06 60
law_order@gender-az.org


правовое консультирование, составление судебных исков, досудебная подготовка документации, участие в судебных заседаниях в качестве общественного защитника (обвинителя)

Социальный союз за гражданские права “Чистый мир”
т: 497 10 58


Поддержка жертв трафика и предоставления убежища жертвам трафика. Место убежища строго конфиденциально, о нем знают только работники. Информация о жертвах и убежище засекречена. Жертва постоянно проживает на территории убежища, от момента попадания до получения документов и разрешения официальных властей. Данная информация не публикуется в СМИ.





ГОЛОСОВАНИЕ

Знакомы ли вы с Законом "О гендерном равноправии в Азербайджанской Республике?
Да
Нет

  




Предисловие


В Азербайджане существуют замечательные примеры общественной активности женщин в конце XIX - начале XX века. Передовые женщины того времени, в достаточной степени осознанно, создавали контекст новых гендерных отношений. Именно они через, казалось бы, обычные благотворительные акции, как сейчас бы сказали «спонсорство»: создание первых женских школ, женских собраний и клубов, - инициировали появление других социально активных женских групп.

 

Женская активность в Азербайджане, начав свой путь с распространения идей просвещения и благотворительности, конечно же, имела свои специфические черты, формируемые культурными, религиозными, националь­ными традициями. Азербайджанский Информационный Гендерный Центр сов­местно с Международным Центром Гражданской Культуры (Грузия) содействует созданию истории гражданского общества и гражданских инициатив путем изучения истории общественной деятельности женщин региона в конце XIX - начале XX века. Пилотные работы 2003 года, осуществленные в негативном фонде Национального Музея истории Азербайджана (результаты представлены на сайте www.gender-az.org. в разделе «Виртуальный Музей») и исторических архивах Грузии показали, что существуют очень интересные материалы, связанные с общественной активностью женщин. Эти материалы частично были известны уже в советское время, но трактовались они неоднозначно, подвергаясь «партийной цензуре» и одновременно, испытывая влияние господствующей традиции, - изображать женщин того времени только несчастными и «закабаленными».

 

Исследователи истории женского движения, специалисты по гендерным проблемам, социологи и политологи до сих пор не пришли к единому мнению по поводу того, как относиться к женскому движению, особенно на его ранних этапах, в государствах Южного Кавказа и, в первую очередь, в Азербайджане. Было ли оно, хотя бы в малой степени, связано с феминизмом первой волны, буквально, потрясшего социальные устои западного общества? Если женское движение по определению не может развиваться в контексте патриархальных традиций, то что же послужило первопричиной его рождения в азербайджанском обществе? Стало ли оно результатом столкновения идей и теорий или его история - это, скорее, полная драматизма летопись человеческих судеб, сильных и цельных личностей? Были ли героини этой книги носительницами идей феминизма, и какова степень их влияние на развитие общественных отношений?

Ответить на эти вопросы или, может быть, только приблизиться к истине, призвана книга, которую вы держите сейчас в руках: «Традиции женской активности в Азербайджане (конец ХIХ - начало ХХ века)». Азербайджанский Информационный Гендерный Центр, который подготовил этот сборник к печати, хорошо понимает всю сложность поставленной задачи. Насколько ее удалось выполнить, решать, прежде всего, непредубежденному читателю, в чье распоряжение авторы предоставили действительно уникальные документы, многие из которых не публиковались ни в специальной, ни в популярной литературе. Но к проблеме подбора материалов мы еще вернемся.

 

Формирующееся в стране женское движение пытливо изучает основы и традиции женской активности в Азербайджане, глубже познавая ее истоки. Историческая палитра предстает достаточно богатой: гордая царица массагетов Томрис, сумевшая победить легендарного Кира - основателя персидского государства Ахеменидов, героические правительницы Нушаба, Хейран Ниса Бейим, разбившая напавших на Ширван крымского хана и османские войска, жена Фатали хана кубинского Тути Бике, мужественно ведущая в бой отряды мужчин. На дипломатическом поприще проявили себя Сара хатун, Дэспине хатун и Мехинбану Султаным ханум. На культурном фоне сияет плеяда известных поэтесс: Мехсети Гянджеви, сумевшая в эпоху средневековья воспеть право женщины на свободу в выборе возлюбленного, создавшая первый литературный салон в Шуше Хуршудбану Натаван, Хейран ханум, Фатма ханум Кемине, Шахнигяр ханум, Ашиг Пери. Но женщины правительницы, воительницы, дипломаты, поэтессы и художницы - это редкие личности, прорвавшиеся в «мужскую» историю. А сколько их талантливых и умных, блистательных и дерзновенных, имена которых канули в лету.

Поэтому сейчас нам хочется объяснить и принцип этого самого подбора, и мотивы, которыми мы руководствовались, работая с представленными в сборнике документами.

Очень важно, чтобы читатель понял: начальный период женского движения в нашем государстве предельно четко разделен на два этапа - до и после советизации Азербайджана. Между ними почти нет естественной исторической преемственности, что объясняется антагонизмом двух миров, двух моделей азербайджанского общества: до- и послереволюционного.

Первыми на авансцену борьбы за женскую эмансипацию вышли женщины из привилегированных классов, если хотите, «светские львицы», для которых само понятия феминизма или борьбы за равные избирательные права, были чем-то далеким, существующим в другом, даже чуждом им измерении. Были ли знакомы те же С. Тагиева-Араблинская, Л. Туганова, И. Ашурбекова и многие другие женщины, прославившиеся благотворительностью и просветительской деятельностью, с идеями традиционного, классического, либерального, гуманистического феминизма, который появился на Западе на правах общественного движения незадолго до рождения наших героинь? Вполне вероятно, что они, как сказали бы сейчас, обладали информацией по этой проблеме. Действительно, светские дамы азербайджанского общества были хорошо образованы, часто бывали за границей. Но с другой стороны не осталось никаких свидетельств: ни письменных, ни устных, о приверженности жен и дочерей азербайджанских нефтепромышленников идеям западного феминизма. Как они относились к идеям и действиям российских «бестужевок» и «равноправок»? Российские газеты писали об этих женских движениях, а дамы высшего света, как известно, были усердными читательницами, но первые российские феминистки вышли из разночинной среды, в то время как высшее дамское общество Азербайджана устанавливало свою социальную идентичность в качестве некоего аристократического содружества. И уже совсем уверенно можно сказать, что наши героини были далеки от того, что в память о забастовке текстильщиц в Америке был утвержден Международный Женский День. Хотя и сама забастовка, и женская конференция в Копенгагене, учредившая 8-го марта женским праздником, пришлись на период расцвета азербайджанской благотворительности - первое десятилетие двадцатого века. Так что же являлось источником женской филантропии и просветительства в Азербайджане, их основными составляющими?

Думается, можно выделить три таких позиции: конкретный исторический период развития капитализма в Российской Империи, и особенно в Азербайджане как промышленно развитой части этого государства, идеи Азербайджанского Просвещения, и, как не идеалистически это звучит, чистота душ этих замечательных женщин, то самое нравственное чувство, которым великий Кант восхищался как и звездным небом над головой.

Итак, об официальных общественных императивах того времени. Бурное развитие капитализма в России в период правления Александра Третьего стало питательной почвой для культивирования либеральных ценностей. Конечно, речь не могла идти о народном представительстве или буржуазных свободах, однако благотворительность не только допускалась, но и вполне поощрялась царизмом. Сама императрица Мария Федоровна возглавила это движение, став патронессой всего института «общественного призрения». В канун первой мировой войны в Российской Империи функционировало почти пятнадцать тысяч различных благотворительных обществ, большинство из которых было дамскими. Это была одна из форм практического воплощения буржуазной теории «просачивания благ»: от правящего, крайне обеспеченного, класса к неимущим слоям общества. Естественно, что молодой азербайджанский капитализм со всеми своими чадами и домочадцами должен был интегрироваться в систему новых общественных отношений, принять благотворительность не только как религиозную традицию, но и социальную, общественную ценность. Думается, что образованные, а для Азербайджана того времени, это адекватно понятию богатые женщины, были прекрасно знакомы с принципами российской филантропии, лучше всего выраженной в уставе знаменитого на всю империю «Товарищества доброхотной копейки», которым руководила супруга писателя и поэта Ф. Глинки, урожденная А. Кутузова-Голенищева: «Дадим обет перед совестью - отделять доброхотно одну копейку от каждого рубля, потраченного на предметы роскоши и для своего туалета».

 

С позиций европейских феминисток, особенно радиально настроенных, вклад в женское движение со стороны жен и дочерей «сильных мира сего» не имел политической или социальной мотивации и не выходил за формы обычной для начала двадцатого века благотворительности. Но мы далеки от мысли объяснять поступки богатых и щедрых женщин только модой на филантропию. Далеко не все представительницы их социального класса, одетые согласно последним парижским журналам, отличались страстью к добровольным пожертвованиям. Однако согласимся и с тем, что боевой клич западных феминисток: «Миру нужна не благотворительность. Миру нужна справедливость» был концептуально чужд дамам из азербайджанских верхов. В их сознании справедливость была едва ли не синонимом философского или психологического состояния, которое знаменитая мать Тереза в своей речи при вручении ее Нобелевской премии, предельно точно охарактеризовала как «искупление сострадательностью». Да, эти утонченные, умные, совестливые женщины, даже не представлявшие какую страшную цену им еще придется заплатить за недолгие годы жизни в роскоши и богатстве, не могли не испытывать чувство вины за прозябающий в невежестве народ, за своих ровесниц, пугливо прикрывающихся чадрой на пыльных улицах старого города, за источник их несметного богатства - бакинские промысла, названных потрясенным Горьким «гениальной картиной мрачного ада». Конечно, дамы из состоятельных семей не «шли в народ» в религиозно-жертвенном или революционном смысле этого понятия. Но не случайно и то, что основной точкой приложения их сил стала именно просветительская деятельность.


 

Сейчас бы сказали, что стартовые условия, с которых они начинали, были худшими на всем Южном Кавказе. Выдающийся азербайджанский просветитель Гасанбек Зардаби с болью писал тогда: « В то время, когда в Тифлисе и в соседних городах открывались учебные заведения и вообще прививались способы правильной культуры , восточное Закавказье было как бы забыто... Да и население восточного Закавказья, преимущественно мусульмане, считалось некультурным, не поддающимся цивилизации... Громадная масса персидскоподанных, ежегодно наводняющих Закавказье, ничего не могла принести с собой, кроме нищеты и невежества, которые окутывали Закавказье все больше, убивая те отраженные лучи европейской цивилизации, которые как бы по ошибке проникали сюда»[1]. Думается, что и Тагиева, и Ашурбекова, и другие женщины их круга, остро чувствовали трагическое состояние современного им общества, поэтому они концентрировали свои усилия именно на просветительской деятельности, стремясь дать возможность получить образование, в первую очередь, азербайджанским девочкам. В таком чутком и в то же время очень рациональном подходе, видится, прежде всего, самое непосредственное влияние идей Азербайджанского Просвещения, его ярчайших представителей: Ахундова, Зардаби, Сабира, Мамедкули-заде, Минасазова, и многих других мыслителей.

Просвещение в Азербайджане имело «мужское начало», и трудно не согласиться с точной мыслью З. Кули-заде: «Результатом этой сплоченной борьбы мужчин - представителей различных течений и направлений азербайджанской интеллигенции ХIХ - начала ХХ века, явились значительные изменения в социокультурной жизни Азербайджана, постепенно менялось общественное мнение нации и создавались реальные условия для предоставления определенных возможностей женщинам и девушкам. Последнее, прежде всего, касалось их допуска в относительно широких масштабах к образованию, через создание женских разноуровневых учебных заведений. Образовании нации в этот период предстало как одна из возможностей освободиться от колониальной зависимости »[2] .

 

 

Влияние мужчин-просветителей на передовых женщин высшего общества было огромным. Достаточно сказать, что почти все они были знакомы друг с другом лично. Тот же Гасанбек Зардаби был одним из вдохновителей создания просветительного общества «Ниджат», стоял у истоков национального театра, выросшего из суеты любительских спектаклей, имя великолепного журналиста Джалил Мамедкули-заде связано с выходом в свет первого женского журнала «Ишыг», и таких примеров можно привести множество.

Азербайджанское Просвещение, в отличие от европейского, было и более романтичным, и более революционным, а его антиклерикальная направленность была выражена куда ярче, чем у философов семнадцатого века. Очень верным в этой связи представляется замечание известного исследователя этого периода Э. Ахмедова: «Одна из особенностей философии Азербайджанского Просвещения состоит в том, что ее становление совпало по времени с процессом формирования национального самосознания народа»[3]. И совершенно естественно, что проблема эмансипации азербайджанской женщины стала одной из центральных тем их философских наблюдений и публицистических выступлений. В этом отношении весьма показательной представляется точка зрения одного из видных азербайджанских просветителей, Г. Минасазова, выраженная им в открытом письме редактору газеты «Иршад» Ахмед-беку Агаеву: «Пока не будет разрешен женский вопрос, пока мусульманская женщина будет находиться в положении рабыни, пока слово «арвад» будет самым оскорбительным для мусульман словом, пока наши матери и жены остаются в атмосфере непроглядной тьмы, беспросветного невежества и умственного убожества, - все наши громкие фразы о том, что мусульмане приобщаются к общечеловеческой культуре, что они сторонники прогресса, цивилизации и всех ее атрибутов, вроде свободы личности, слова, убеждений и т.п., все эти фразы будут отдавать неискренностью и грубым бахвальством»[4].

 

Можно ли считать, что демократический пафос Азербайджанского Просвещения был излишне радикальным для женщин из того социального круга, что сотворил «бакинское нефтяное чудо»? В известной степени да. Дамы из высшего света, вложившие немало сил и средств в попечительство, благотворительность, образование, прежде всего, юных азербайджанок, если и не жили в «башнях из слоновой кости», то позиционировали себя в некой отдаленности от борьбы за демократические свободы, а тем более, антиклерикальной идеологии, сознательно «оставаясь над схваткой». Но все же именно аристократки из мусульманских благотворительных обществ, попечительницы женских школ и домов призрения для сирот, творившие добро в русле идей Азербайджанского Просвещения, стояли у самых истоков женского движения в Азербайджане.

Предреволюционный этап только набирающего силу женского движения в Азербайджане, характерен и существованием не только его аристократического, но и демократического крыла. Женщины, представляющие его, конечно, не были выходцами из народных низов. Но именно они разделяли гнев блестящих филиппик просветителей, направленных против религиозных ортодоксов, внимательнейшим образом следили за полемикой по поводу ношения хиджаба, развернувшейся на страницах журнала «Молла Насреддин». Женщины элитарного круга и их более демократичные последовательницы почти не разделены во времени, но если для аристократок борьба за права женщин - категория абстрактная, едва ли не экзотическая, то для их преемниц, идеи просветительского феминизма - это уже идеологическая концепция, собственная мировоззренческая позиция. Нефтяные капиталы Баку инициировали женское спонсорство образования и просветительства, но женщины из демократического крыла Г. Меликова-Зардаби, А. Эфендиева, Х. Алибекова, Х. Везирова и многие другие, уже сами находятся в гуще процесса образования, возглавляют его, создавая и учительствуя в школах для азербайджанских девочек.

В смутные времена социальных потрясений страна узнает имена Г. Джеваншир, Г. Казиевой, А. Ахунд-заде и других молодых, энергичных женщин, отличившихся подлинно организаторским и пропагандистским талантами. Вспомним хотя бы широкомасштабные компании помощи голодающим Зангезура и Поволжья, блестяще проведенные этими женщинами. В это же время европейски образованные Х. Азизбекова, Ш. Эфендиева, М. Байрамалибекова, Р. Азим-заде уже ищут себя на политическом поприще, создавая и работая с женскими обществами, социальные цели которых далеко выходили за рамки спонсорства и благотворительности. «Особым явлением становится появление первого женского журнала «Ишыг», на обложке которого весьма символично была изображена женщина в черной чадре, держащая за руку своего ребенка и указывающая ему на восходящее солнце»[5].

 

Редактором журнала впервые стала женщина, и одно это воспринималось как шокирующая сенсация даже образованным обществом и как открытый вызов, едва ли не общественная пощечина, клерикально-консервативными кругами. Авторы недолго просуществовавшего журнала «Ишыг» (всего два года) не только были на высоте идей азербайджанских просветителей, но и трансформировали их в плоскость борьбы за женское образование (Хадиджа Алибекова), равные избирательные права (Халима Ахундова), создание женских союзов (Минавер Алиханова), женских патриотических организаций (Хайятханум Чайгырахлы). Журнал «Ишыг» был, безусловно, ориентирован на демократические ценности, но женская эмоциональность, как сейчас говорят, пассионаризм авторов, придавали ему ярко выраженную революционную направленность. Наш читатель узнает, что авторы журнала обращались к своим читательницам со словами: «Сестры мои...», создавая тем самым особую атмосферу духовной близости, доверительности и единомыслия, а это, в свою очередь, обусловило огромную прессу журнала. Женщины-мусульманки из разных городов Азербайджана, Грузии, Армении, России посылали в «Ишыг» не только письма, но и собственные корреспонденции, статьи, даже стихи.

 

Хочется особо привлечь внимание читателей к истории женщин, входивших во взрослую жизнь в самом начале двадцатого века. Все они не только интегрировались в советское общество, хотя некоторые из них и попали под маховик жестоких сталинских репрессий, но и стали подлинными героинями современного Азербайджана, его национальным достоянием. Это -просветительница Гамида Джаваншир-Мамедкулизаде, врач и музыкант Назира Шах-Мирза, драматические актрисы, мать и дочь Азиза и Сона Мамедовы, инженер-нефтяник Фируза Керимова, профсоюзный деятель Мариамханум Байрамалибекова и многие другие женщины, о славном жизненном пути которых читатель узнает из этой книги. Для этого составители сборника избрали очень популярную сейчас на Западе форму документалистики, называемую «oral history» - устная история. По сути, эти небольшие рассказы, записанные со слов дочерей, внучек, даже правнучек наших героинь, составивших культурную, промышленную, научную славу Азербайджана. Короткие мемуары привлекут читателей и своей непосредственностью, и глубоким знанием жизненного пути известных азербайджанских женщин. Думается, очень показательным станет и тот факт, что сами рассказчицы также состоялись как замечательные ученые, педагоги, врачи, музыканты, люди, занимающие активную жизненную позицию, подлинные патриоты своей родины.

Пожалуй, наибольшие споры вызовет раздел, посвященный первым годам советского периода женского движения. Казалось, что именно этот исторический этап должен рассматриваться как прорыв в эмансипации женщины Востока, позволивший ей стать полноправным членом общества. Долгие годы такая позиция считалась бесспорной. Но сейчас среди современных исследователей гендерных проблем чаще торжествует другая точка зрения. По их мнению, советский период характеризуется расцветом, так называемого, «принудительного феминизма», где определение «принудительный» является лишь эвфемизмом понятия «насильственный». Также априори утверждается, что разрешение женского вопроса использовалось коммунистической пропагандой как «доказательство прогрессивности социализма». Что ж, в известных заповедях нет предостережения от сотворения себе уже «антикумира» в лице собственного исторического прошлого, а значит и эта точка зрения отражает определенную мировоззренческую позицию. Однако следует помнить, что утверждение равенства полов всегда было имманентной составляющей марксисткой, социал-демократической и коммунистической идеологии. Гендерное равноправие - это же не спортивные достижения, которые действительно использовались для демонстрации преимуществ социализма. Эмансипация женщины была такой же общественно значимой целью социализма, как, например, национализация промышленности. И достигалась она, естественно, характерными для его идеологии революционными методами.

 

И все же многие исследователи задаются сегодня вопросом: если бы не апрельские события 1920 года, стали бы политические, культурные, социальные ценности, заложенные в контекст общественно-политической системы Азербайджанской Демократической Республики, питательной почвой для расцвета национальной модели феминизма, привели бы они, в конце концов, к торжеству просветительских идей, важнейшей из которых считалось гендерное равенство? Ответить на этот вопрос безоговорочным «да!», можно лишь только в том случае, если рассматривать проблему вне временных рамок. Ведь когда-нибудь в «прекрасном далеком» вопросы гендерного равноправия, как и другие животрепещущие проблемы современности, будут решены мировым сообществом, если только его собственный путь развития не оборвет какой-нибудь вселенский природный или антропогенный катаклизм.

Впрочем, сама постановка вопроса дает почву для серьезных рассуждений, хотя утверждение, что история не имеет сослагательного наклонения стала уже расхожей фразой, а вольная интерпретация даже не реальных фактов, а гипотетических предположений имеет не столько научную ценность, сколько служит инструментом для идеологического обоснования узко партийных, часто конъюнктурных целей. И все же, попробуем проанализировать систему доказательств сторонников теории эмансипации женщин по западноевропейской модели в контексте развития общественных структур АДР. Естественно, что подразумевается эволюционный путь, развертывание феминистических идей в системе законодательно принятых норм демократии и либерализма.

Прежде всего, оговоримся, что никто не ставит под сомнение искреннее стремление лидеров АДР, воспитанных на гуманистических идеалах азербайджанского и европейского Просвещения, достичь гендерного равноправия не только в понимании своего времени, но и даже в чем-то опережая его. Известно, что еще в 1907 году лидер мусульманской фракции в Государственной Думе России Х. Хасмамедов предложил законопроект о предоставлении женщинам страны избирательного права, и мусульманская фракция, хотя и с оговорками, но поддержала эту законодательную инициативу. Показателен факт: в 1917 году в делегацию от Азербайджана на Первый съезд мусульман Кавказа, который проходил в Баку была включена женщина, Шафига Эфендиева. Талантливый педагог, блестящий и бесстрашный оратор, она сама взяла слово, чтобы поведать залу о нелегких проблемах женщин-мусульманок, но ее умное и эмоциональное выступление так и осталось гласом вопиющего в пустыне. Съезд не только проявил полное безразличие к ее словам, но и крайне недоброжелательно встретил самого оратора. И это - тоже показатель отношения к политическому участию женщин в то время, не отдельный факт, а капля, в которой видно все море.

 

Да, Азербайджан первым на Востоке высказался за предоставление женщинам избирательных прав, на годы опередив даже некоторые европейские страны в разрешении проблемы гендерных противоречий.

Да, в процессе подготовки выборов в Учредительное собрание АДР, женщинам было предоставлено право избирать и быть избранными, что является огромным достижением во всей мировой истории женского движения.

Но удалось ли азербайджанским демократам сломить тысячелетнюю парадигму женской несвободы, перевести благие намерения в практическую плоскость, приблизить все общество, а не его элитарную часть, к пониманию естественных прав человека, о которых так любили говорить просветители всех времен и народов. К сожалению, нет. Однако в представленной книге читатель найдет факты, свидетельствующие о том, что правительство АДР в известной степени поощряло женское движение и привлекало женщин к политической практике.

По мысли ряда исследователей советский режим прервал естественный ход развития азербайджанского общества в целом и женского движения в частности, не дав последнему интегрироваться в систему «победившего западного феминизма». Сейчас это утверждение, став частью новой исторической парадигмы, воспринимается едва ли не как декартовская «врожденная идея», не требующая доказательств и подтверждений. Но если бы почти гамлетовская «связь времен» не прервалась, если бы Азербайджан, из глубокого феодализма ворвавшийся в новый капиталистический мир с энергией бьющего нефтяного фонтана, развивался бы, например, как тихая и толерантная Голландия, увидели бы наши современники расцвет подлинного феминизма? Остается только вздохнуть. Мы не могли развиваться как фаустовский гомункул в реторте ученого, нас не могли обойти мировые и локальные войны, колониальные экспансии, революции, да и все другие потрясения бурного двадцатого века. И мы не превратились бы в абсолютно свободное прозападное общество, потому что прав был во многом «трубадур колониализма» Джозеф Редъярд Киплинг: «Запад есть Запад, Восток - есть Восток, И вместе им не сойтись...». Ни одно патриархальное, совсем не обязательно исламское, общество не развилось в государство решенной проблемы женской эмансипации. И хотя некоторые руководители таких стран, (достаточно вспомнить иранского шаха, по приказу которого с женщин срывали чадру), пытались ввести своеобразный «директивный феминизм», общество в целом не сумело подняться над патриархальной или конфессиональной традицией.

 

Это касается и тех государств, в которых во главе правительств или политических движений встали, казалось бы, вопреки логике собственного развития, женщины: Индира и Соня Ганди в Индии, Беназир Бхутто в Пакистане, Сиримаво Банданараики и Чандрика Кумаратунга в Шри-Ланке, Аун Сан Су Чжи в Мьянме и другие. Дочери или вдовы покойных руководителей своих государств, они, получившие блестящее европейское образование, с крайней осторожностью подходили к женскому вопросу, понимая, что всеобщее избирательное право ни в коей мере не может быть свидетельством торжества подлинного равноправия мужчин и женщин, что сила инерции патриархально-конфессионального общества превосходит и еще долго будет превосходить любое стремление к разрешению женского вопроса.

Но разве стартовая площадка политических и социокультурных реформ АДР отличалась лучшими характеристикам, чем условия развития восточных государств, получивших независимость даже позже Азербайджана. Конечно же, нет. Бурное развитие капитализма в столице, которую многие западные исследователи, в том числе знаменитый политик и ученый Ричард Пайпс, считали экстраординарной территорией, могло служить гарантией культурного прогресса национальной буржуазии, а не нации в целом. Да и сегодня, если говорить даже о богатейших восточных монархиях, придется признать, что нефтедоллары и феминизм, а он составляющая мировой культуры, - понятия отнюдь невзаимосвязанные.

Но, действительно, на каком социокультурном уровне находилась азербай­джанская женщина, когда у руля власти в стране встали национальные демократы? Напомним, что согласно переписи 1897 года, только 4,6% коренного населения считались грамотными, и остается только гадать какие доли процента: десятые или сотые, приходились на долю грамотных женщин. Обратимся к надежному источнику, свидетельствам тех же просветителей, превративших, как мы знаем, проблему традиционного уклада и положения женщины в главный нерв своей боевой публицистики и серьезных социологических исследований. Так Ф. Кочарли, продолжая критическую традицию М.Ф. Ахундова и Г. Зардаби, полемически ярко объяснял безынициативность, инертность современного ему общества, тем, что «не получая никакого образования и воспитания, женщина-мусульманка не в состоянии исполнить свой долг перед семьей и обществом. Это обстоятельство отрицательно влияет на воспитание детей, оздоровление быта, на работоспособность и духовное развитие мужчин»[6]. Кстати, именно фактор отсталости, духовной изолированности мусульманских женщин сегодня используется вполне респектабельными западными политологами как аргумент в системе доказательств «мизантропической сущности», т.н., исламского фундаментализма. Впрочем, подобные доводы есть ни что иное, как reduction ad absurdum, то есть, аргумент настолько аморален и опасен, что он опровергает сам себя.

 

И все же было ли место протесту в среде даже самых молодых азербай­джанских женщин из (подчеркнем это) самой глубины народных масс? Как не удивительно, но было. Оставим за рамками наших изысканий типичные для Востока достаточно примеры добровольного ухода из жизни совсем юных женщин, почти девочек, вступивших в конфликт с мужьями, его родными или даже собственными родителями. Что это, как не крайняя форма пассивного протеста? Не будем акцентировать внимание и на почти легендарных примерах активного сопротивления, какой подали Нигяр ханум - верный соратник повстанца Короглу, Хаджар ханум, подруга азербайджанского Робин Гуда, гачага Наби. Гораздо чаще сама форма женского протеста принимала удивительные, причудливые формы.

В этой книге читатель найдет интереснейший очерк «Женский аль-Коран», вышедший в свет более восьмидесяти лет назад и с тех пор не публиковавшийся. Речь идет о книге «Адобу-Ниса». Она пришла из Персии и по преданию составлена по приказу Фет-Али-шаха, слывшего большим знатоком женских сердец. Все содержание книги, - по сути, история борьбы гаремной женщины с мужским насилием. Но методы этой борьбы, иногда действительно по-женски коварные, иногда вызывающие улыбку, народные проповедницы Кулесум-Нене, Кхули-Джан-Ага, Баби-Шах-Зейнабе и другие, несли восточным женщинам, развивая в них дух сопротивления и ненависти к бесправию.

Таким образом, в толще народных масс зрел достаточно осознанный дух протеста, привнесенный различными общественными силами, и обреченный взорваться вполне ожидаемыми социальными акциями, которые в силу исторических перепитий, должны были принять революционный характер.

 

В разделе, посвященном раннему советскому периоду женского движения, представлены только документы, статьи тех лет и архивные воспоминания современников. Здесь вы не найдете комментариев или собственных статей авторов сборника. Лишь конкретные факты, которые, по утверждению классика, «самая упрямая вещь на свете». Мы избегали любой авторской оценки, чтобы не давать своеобразного casus belli, повода к упрекам в мифологизации исторического прошлого. Более того, мы уверены, что предельно четко очерченная авторская «позиция невмешательства» в работе, претендующей на то, чтобы стать базовой для проведения исторических исследований, в данном случае гендерных, позволит избежать легитимизации исторической мифологии, которая вряд ли допустима даже в полемическом задоре.

Так вот, перед читателем раскладываются только документы того далекого времени. Во многом наивные, в чем-то радикальные. Однако вы не найдете упоминания о принудительном привлечении девушек в женские клубы или, тем более, насильственном снятии чадры. Вообще, современная история знает гораздо больше фактов принуждения к ношению чадры, как в талибанском Афганистане или хомейнистком Иране, чем ее запрещения. Для молодой азербайджанки, консеквентность акций «социалистического феминизма» проходила по линии: женский клуб-ликбез-овладение специальностью, и только потом снятие чадры. Перед каждой из девушек открывались перспективы куда более заманчивые, чем фактическое затворничество, своеобразное «молчание ягнят» в четырех стенах квартиры мужа. И продолжая эту аналогию, заметим, что в женские клубы девушки шли отнюдь не как жертвенные животные на ритуальное заклание под грозные крики большевистского погонщика. Нет, это был осознанный и мужественный шаг. Из документов этого сборника вы узнаете, что в Азербайджане происходил не просто «процесс эмансипации», а шла подлинная борьба за освобождение женщины, и как всякая борьба, имела и своих героев, и свои жертвы, имена которых вы узнаете из этой книги.

 

Путь освобождения женщины как Востока, так и Запада, на каком-то этапе всегда пролегал через революции: французскую ли, американскую... И даже сегодняшний, западный феминизм, с его иногда гипертрофированным стремлением к слому вполне безобидных традиций привычного этикета, окончательно приобрел параметры социальной устойчивости только после майских событий 1968-го года, революции «новых левых», чьи радикальные лозунги повергали в смятение даже престарелых членов советского Политбюро. И до того, как знаменитые affirmative actions - преференции некогда дискриминируемым социальным группам: женщинам, черным и т.д., стали возможны, сначала были баррикады в Латинском квартале Парижа, расстрел студенческой демонстрации в Кенте, многомиллионные марши протеста в Риме.

Сегодня многие исследователи женского движения в Азербайджане ратуют за изучение этого общественного феномена не только через исторические документы, известные научные труды, но и частные свидетельства, мемуары, статьи современников, анализ литературных произведений, авторство которых принадлежит женщинам. Такой метод давно и успешно практикуется на Западе. Авторы сборника, всецело разделяя такую позицию, приняли ее за методологическую основу своей работы «Традиции женской активности в Азербайджане» и надеются, что она не останется незамеченной как специалистами, так и заинтересованными читателями.

 


 

Авторы сборника «Традиции женской активности в Азербайджане» ставили перед собой не только научные, историографические цели. Данное издание, выпуск которого осуществлен при поддержке Женской Сетевой Программы Института Открытое Общество - Фонд Содействия Азербайджан, представляется весьма актуальным и для современной общественной модели, в которой имеют место не только прогрессивные тенденции, но и ощутимое социальное расслоение, конфликтные процессы между силами, пытающимися реставрировать фундаменталистские идеи и официальной доктриной секуляризации общественных отношений.

Азербайджанский Гендерный Информационный Центр планирует расширить рамки общественной дискуссии по женским проблемам и гендерному равноправию путем популяризации материалов, собранных в ходе исследования. Думается, что данный сборник будет интересен не только специалистам по истории феминистских движений и гендерного развития, но и самому широкому кругу читателей.

 

Эта книга не смогла бы появиться на свет без помощи специалистов, чьими стараниями сохраняются свидетельства исторической памяти народа. Благодаря их труду была написана ни одна диссертация и изданы книги, но они привыкли оставаться «за кадром». Не секрет, что хранение документов в наших музеях пока далеки от идеальных, и энтузиасты своего дела директор Музея народного образования Лала ханум Байрамова, главный хранитель Музея народного образования Алия ханум Аббасова, директор Азербайджанского Государственного Архива литературы и искусства им. Салман Мумтаза Маариф Теймуров, заведующая отделом новейшей истории Национального Музея истории Азербайджана Зарифа ханум Дулаева не просто предоставляли материал, они делились своими знаниями, повествую о том, как политические коллизии того времени отражались на судьбах героинь сохраненных документов, поэтому мы старались включить в ткань исторических документов их живые рассказы.

Мы выражаем особую признательность за предоставление материалов семейных и личных архивов Мине Даватдаровой, Хуршид Абдуллаевой, Наиде Мамедовой, Тамилле Кенгерлинской, Беюкханум Назировой, Кевсар Таривердиевой, Рабие Султан-заде, Эльмире Фараджуллаевой. Они горячо поддержали нашу идею воссоздать фотодокументами и мемуарами традиции женской активности в Азербайджане в конце XIX - начале XX века, то есть приблизить нас к «делам давно минувших дней».

Особую признательность заслуживают наши переводчики Нателла Ахундова и Тофик Багиров, дизайнер, ответственный за выпуск и виртуальное пред­став­ление азербайджанского и грузинского изданий Фархад Зохраббеков.

В практике тренингов по развитию женского лидерства в группах "пробуждения личности" часто прорабатываются вопросы: "Кто мы? Откуда мы пришли? Куда идем?" Возможно, часть материалов данного издания поможет на них ответить.

 

Директор Азербайджанского

Информационного Гендерного Центра

Елена Касумова

E-mail: info@gender-az.org



[1] Гасанбек Зардаби. Избранные статьи и письма. Б. 1962, с.349.

[2] Кули-заде. З. Гендер в Азербайджане. Б., 2003, с.147.

[3] Ахмедов Э. М. Философия азербайджанского просвещения. Б., Азернешр, 1983, с. 290.

[4] Цитируется по Гусейнова Д.С. Азербайджанская интеллигенция в конце ХIХ - начале ХХ века. Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук. Баку. 1993, с. 19.

[5] С.Мамедов. Роль азербайджанских женщин в развитии образования и культуры. Азербайджана (конец ХIХ - начало ХХ века). Автореферат канд. диссерт. Баку, 1967, с.12.

[6] Цитируется: по Талыбова С. Г. Культурно- просветительская и благотворительная деятельность азербайджанской буржуазии (конец ХIХ - начало ХХ века). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Баку, 1994, с.17.

МУЗЕЙ ЖЕНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

В книге собраны документы и устные истории об общественной активности женщин Азербайджана в конце XIX - начале XX века. Женская активность в Азербайджане, начав свой путь с распространения идей просвещения и благотворительности. имела свои специфические черты, формируемые культурными, религиозными, националь­ными традициями. Собранная информация будет служить материалом для преподавателей, историков и исследователей,НПО, работающих в области женских и гендерных проблем. Предоставляется возможность использовать эти уникальные документы в виде исторических ссылок, визуальных и устных свидетельств.




НОВОСТИ САЙТА

В англоязычной версии сайта, в разделе "Гендер и религия" размещена статья «Целомудренная женщина: как решать проблемы брака» президента Международного института исламских исследований профессора Абдулгамида Абусулеймана.

В разделе «Гендер и религия» выставлены исследования «Мусульманские женщины и бедность (Ислам, земля и бедность)». В исследовании рассматривается вопрос стереотипа наследования мусульманских стран, как исламское законодательство сохраняет права женщин, традиции семьи и права женщин на собственность, современные правовые реформы и защита прав женщин на собственность, защита прав женщин на собственность в современных стратегиях мирового развития.



ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖЕНСКИЙ ТЕЗАУРУС

Европейский Женский Тезаурус – это инструмент для определения и поиска «женской» информации в банках данных, Интернете и собраниях женских библиотек, документальных центров и архивов. Тезаурус содержит 2087 европейских терминов.

В азербайджанскую версию Европейского Женского Тезауруса внесены дополнительно 589 терминов, отражающие социально-политические реалии азербайджанского общества, национальную и исламскую культуру.




ГЕНДЕРНАЯ ДИРЕКТОРИЯ

Это банк данных по всем структурам, вовлеченных в Азербайджане в женские и гендерные вопросы: государственные структуры, национальный парламент, бизнес- сектор, СМИ, международные организации, дипкорпуса, правозащитники, писатели, поэты, художники и т.д. Внимание: директория связана линками с базой данных женских НПО, банком данных НПО, выполняющих гендерные проекты, банком данных исследователей и преподавателей гендерных дисциплин.




ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ПРОБЛЕМАМ СЕМЬИ, ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ

По инициативе Президента Азербай­джана И. Алиева 6 февраля 2006 года создан Государ­ствен­ный комитет по проблемам семьи, женщин и детей. Председатель Госкомитета профессор Бакинского государственного университета, доктор политических наук Хиджран Гусейнова.




НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

В разделе представлены национальные документы по достижению равенства между мужчинами и женщинами, улучшению положений женщин и защите прав человека- женщины.




МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

В разделе представлены международные документы по достижению равенства между мужчинами и женщинами, улучшению положений женщин и защите прав человека- женщины.




БАЗА ДАННЫХ ЖЕНСКИХ НПО

Включает официально зарегистрированные и незарегистрированные организации, женские группы. Внимание: в Азербайджане практически нет четко профильных НПО, поэтому для полноты информации поиск рекомендуется проводить по нескольким ключевым словам




БАЗА ДАННЫХ НПО, ВЫПОЛНЯЮЩИХ ГЕНДЕРНЫЕ ПРОЕКТЫ

База данных представляет информацию о международных и национальных проектах по гендерным проблемам за период 1998- 2007. Поиск осуществляется как по тематическим ключевым словам, так и по названиям НПО






Human Rights in the XXI Century - Azerbaijan














Право выбора. Новости Азербайджана, аналитика, законодательство, религия


Regional Initiative of Women's Groups for Promoting ICT as a Strategic Tool for Social Transformation







     Сайт подготовлен при поддержке Фонда "Открытое Общество" - Фонд Содействия
[an error occurred while processing this directive]