Home page
Send mail
Forward
Back


       Подписка


НАШИ ПРОЕКТЫ









ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВЫПУСКИ

Это специальные выпуски (печатные аналоги распространялись в регионах), освещающие дискуссионные проблемы гендерной теорий,  гендерных отношений в самых разных областях общественной жизни. Исследовательские данные, приводимые изданиях,  в значительной части сделаны консультантами АГИЦа.




ИССЛЕДОВАНИЯ

В разделе представлены гендерные исследования, проведённые азербайджанскими авторами с 1998 по настоящее время.




ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

По представленным адресам можно получить юридическую, психологическую и медицинскую помощь

ФОРМЫ ПОМОЩИ:

Кризисный центр:
т: 4943376
wcc@online.az


правовое консультирование, психологическая реабилитация, консультации психиатра, невропатолога.

MHAIDS Azerbaijan:
т: 5106614 mhaids@initiative.az


психологическая реабилитация, консультации психиатра, невропатолога

Научно –исследовательский Центр «AREAT»
т: 438 15 77:

areat@azeronline.com

консультирование о возможности заключения брачного контракта при регистрации брака как предупредительной меры против экономического насилия в семье

LTD “Law and Order”
т: (050) 341 06 60
law_order@gender-az.org


правовое консультирование, составление судебных исков, досудебная подготовка документации, участие в судебных заседаниях в качестве общественного защитника (обвинителя)

Социальный союз за гражданские права “Чистый мир”
т: 497 10 58


Поддержка жертв трафика и предоставления убежища жертвам трафика. Место убежища строго конфиденциально, о нем знают только работники. Информация о жертвах и убежище засекречена. Жертва постоянно проживает на территории убежища, от момента попадания до получения документов и разрешения официальных властей. Данная информация не публикуется в СМИ.





ГОЛОСОВАНИЕ

Знакомы ли вы с Законом "О гендерном равноправии в Азербайджанской Республике?
Да
Нет

  




Гендерный анализ политической сферы в Азербайджане


 

Сфера политики традиционно является одной из самых гендерно асимметричных. Превалирование мужчин в реальном процессе принятия политических решений и политическая пассивность женщин являются двумя сторонами дифференциации социо-половых ролей, имеющей глубокие историко-культурные корни. Памятники духовной культуры Азербайджана свидетельствуют о достаточно развитом гендерно-чувствительном отношении к социально политической активности женщин. Азербайджанская история хранит имена женщин, прославившихся не только как сподвижницы своих доблестных сыновей, отцов или мужей (среди них: Сара хатун - мать Узун Хасана, его жена Деспинэ хатун, дочь шаха Исмаила - Мехинбану Султаным хатун, Гатибе ханум - жена Гызыл Арслана, Мехриджанханум - жена Узбек хана, Туту Бике жена Фатали хана др.), но также исключительно за счет собственных личностных качеств и достоинств. Таких было гораздо меньше, например, царица Томрис и великие поэтессы например, Мехсети, Натаван.

С точки зрения анализа гендерных отношений представляет интерес не только сам факт их вовлеченности в общественно-политические процессы или в творчество, но, главное, оценка их общественным сознанием как исторически значимых личностей наравне с мужчинами. Свидетельством тому могут служить сказания и легенды, пословицы и поговорки, устная и письменная история народа. В знаменитом произведении великого азербайджанского поэта средневековья Низами Гянджеви (XII век) описана замечательная женщина правительница древней Барды - царица Нушабе, которая славилась своим умом и прозорливостью, умением управлять государством. Она была храбрым и бесстрашным воином, но предпочитала решать государственные проблемы мирным путем. Именно эти качества а также природная смекалка и недюжинный ум дали ей возможность в посетившем ее госте узнать великого Александра Македонского и, приняв его достойным образом, преподать ему урок мудрости и гуманности [1].

Однако, патриархальные отношения, господствовавшие в обществе, не уменьшали социальной пропасти между мужчинами и женщинами. Тенденции снижения общественной активности женщины, ограничения ее личностной свободы, прав, поддержания культа матери или превращения ее, исключительно, в объект сексуальных устремлений всегда были сильны в социуме. Факторов, закрепляющих традиционные гендерные отношения, было гораздо больше, хотя следует отметить, что даже в одну и ту же эпоху спокойно уживались стереотипы весьма противоречивые по своей сути.

Азербайджан является одной из небольшого числа стран мира, где уже в самом начале XX века женщинам было предоставлено избирательное право. Так, еще в 1907 году на обсуждение в Ш Русской Государственной Думе депутатом от Азербайджана был поднят вопрос о предоставления женщинам на Кавказе права голоса на выборах. Вопрос обсуждался на мусульманской фракции и стал причиной долгих и жарких дебатов. В результате было принято решение о предоставлении этого права, с оговоркой раздельного участия мужчин и женщин в процедуре голосования [2]. В 1918 году Азербайджанская демократическая республика одним из первых своих декретов предоставила избирательное право женщинам страны (в это время такие же права получили женщины Великобритании, Ирландии и Канады). Также поступили большевики в 1920 году.

В советский период интенсивно пропагандировалась идея политической активности женщин. Согласно единой идеологии должно было быть обеспечено равное участие женщин на всех уровнях и во всех сферах политической жизни страны. Введение негласных квот, за соблюдением которых зорко следила партийная система, позволило добиться довольно презентабельной картины: около 40% женщин в высшем законодательном органе - Верховном Совете, почти такое же соотношение в государственных органах и в исполнительной власти в регионах. Однако, в органах, реально осуществляющих властные полномочия, женщины составляли абсолютное меньшинство или являлись не первым лицом. Примером может служить Бюро Коммунистической партии республики, где по аналогии с Политбюро ЦК КПСС (а до того Бюро ВКПб), как правило, было не более 1 женщины. Интересно, что на протяжении десятилетий руководителем внешне-политического ведомства Азербайджана - министерства иностранных дел, были женщины, яркие личности, лидеры общественной жизни республики. Однако, их роль была столь же символической, сколь и декларируемые функции МИДа советской республики в сравнении с Министерством иностранных дел Советского Союза.

К настоящему времени, в Азербайджане ведется работа по созданию гендерно-сбалансированной законодательной базы и этот процесс продолжается в законотворческой деятельности Милли Меджлиса (Парламента) республики [3]. Независимая Азербайджанская республика ратифицировала основные международные документы по правам человека и правам женщин, в том числе Декларацию о политических правах женщин, Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и ряд других. В соответствии с принятыми международными обязательствами разработаны законопроекты о гендерном равенстве, борьбе с насилием в отношении женщин, осуществляется гендерная экспертиза действующих законов и законодательных актов. За период 1997-2000 годы были изданы два указа Президента страны, один из которых нацелен на усиление роли женщин в общественной жизни страны, другой - определяет направления государственной политики в отношении женщин [4].

Иными словами, ситуацию, касающуюся гендерного равноправия в стране, основы политической активности женщин, можно считать удовлетворительной де-юре. Однако, инерция советских деклараций о гендерном равноправия продолжает действовать во многих ситуациях де-факто, что в сочетании с существующими в условиях отсутствия идеологического давления гендерными стереотипами приводит к совершенно неожиданным явлениям. С одной стороны, многими чиновниками и служащими гендерное равноправие как нерешенная проблема считается надуманной, так как по их мнению проблема равенства полов была решена еще в советское время, а с другой, - активность женщин на политической арене, включая участие в выборах, избрание в выборные органы, руководство гражданскими и партийными структурами, карьерное продвижение и т.д., встречает определенное сопротивление на всех уровнях гражданского общества, с аппеляцией к неким традициям и исторически закрепленным нормам. Очевидно подобная ситуация связана с тем, что изменить в течение 10-15 лет (а именно столько прошло с момента начала коренной политической, экономической и социальной перестройки страны) стереотипы, закрепленные массированным семидесятилетним воздействием коммунистической идеологии (со всеми издержками ее реализации), а тем более те, которые имеют многовековую историю, невозможно. Подтверждением этому является характер обсуждения в 2006 году в Парламенте законопроекта о гендерном равенстве. Мнения разделились и достаточно отчетливо звучали все те же доводы.

Проявлением социального стереотипа о политике, как сугубо мужском деле, а, тем более, решении военных проблем, является тот факт, что в процессе политического урегулирования длящегося 15 лет военного конфликта по поводу Нагорного Карабаха и оккупации Арменией 20% территории Азербайджана женщины практически не участвуют. Специально для активизации женщин в переговорном процессе по инициативе и прямой поддержке ЮНИФЕМ в соответствии с резолюцией 1325 ООН, в стране создана Коалиция женщин, включая женщин беженок и вынужденных переселенок с оккупированных земель.

К концу 15-летней истории независимого Азербайджана гендерная ситуация в политической жизни страны улучшилась, хотя ее все еще трудно назвать удовлетворительной. В условиях активного формирования гражданского общества - создания неправительственных организаций, формирования политических партий гендерные проблемы все еще недостаточно глубоко и адекватно осмысляются и часто включены в контекст деятельности этих структур скорее инструментально - как средство достижения иных целей. Еще чаще гендерную проблематику включают в круг свих программ в силу того, что именно на эти проблемы отпускают средства международные организации.

Это подтверждают исследования, проведенные за последние несколько лет, а также официальные данные. В настоящее время лишь менее 2% из 3000 неправительственных организаций целенаправленно занимаются гендерными или женскими проблемами и половина политических партий имеют в своих организационных структурах подразделения, цель которых решение гендерных проблем. Однако, эта ситуация значительно лучше ситуации середины 90-х годов, когда в 3-х из 40 политических партий в опросе проведенном в рамках гендерного проекта ПРООН в Азербайджане, ответили утвердительно на вопрос о том, является ли для них важным решение проблем женщин. При этом, многие ссылались на неактуальность проблемы или, считали, что такой проблемы, вообще, не существует, аппелируя к неизменно высокой социальной значимости роли матери в обществе или подчеркивали, что последствия экономических трудностей одинаково тяжелы как для женщин, так и для мужчин.

Как известно, усиление роли политических партий в общественной жизни страны тесно связано с расширением политического плюрализма и является одним из индикаторов успешности процесса демократизации. При этом важно, чтобы в этом процессе играли активную роль все граждане страны, независимо от пола, чтобы не было каких бы то ни было препятствий для их продвижения на руководящие партийные посты. Особое внимание проблеме участия женщин в политической жизни страны уделено в Пекинской Платформе Действий (пункт 182). Платформа однозначно определяет необходимость активизации женщин для привнесения ими вклада в пересмотр политических приоритетов, включения в политическую повестку дня новых вопросов и новых подходов в решении основных политических проблем [5]. Все это возможно при обеспечении равных возможностей для реализации равных прав женщин и мужчин в управлении - равное участие, в процессе принятия решений и в работе директивных органов. В этих целях Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин также предлагает принимать «все соответствующие меры по ликвидации дискриминации в отношении женщин в политической и общественной жизни страны» [6].

Для многих стран мира характерно юридическое гендерное равенство (де-юре) в сфере политической жизни. Однако как указано в обзорных материалах Пекинской платформы действий «фактическое представительство женщин на уровне принятия решений не изменилось» (имеется в виду период после Пекина). Женщины продолжают составлять меньшинство в национальных парламентах. По данным ООН средний общемировой показатель их членства в парламентах в 1999 году составил 12,7%. В целом в парламентах стран Северной Европы сохраняется «критическая масса», Объяснение этому видят в отсутствии гендерных различий в образовании, усиление политического сознания женщин, благодаря чему они активно участвуют в избирательных кампаниях и в голосовании, наличие политической воли, способствующей разработке сбалансированной государственной политики, нацеленной на создание условий для совмещения семейных и профессиональных обязанностей женщин и мужчин. Однако все страны в той или иной форме проявляют «дефицит демократии» в вопросах гендерного равноправия. В связи с этим необходимо определить причины и последствия гендерной асимметрии в сфере политики и в управлении [7].

Опыт стран Восточной и Центральной Европы, находящихся в процессе перехода от тоталитарного политического режима к построению демократического общества, демонстрирует уменьшение доли женщин в парламенте. Более того, рекомендованное, как эффективная мера, квотирование (см. Материалы 41 сессии Комиссии по положению женщин ООН) является весьма непопулярным в этих странах. Идея введения квот для женщин на всех уровнях принятия решений и в выборных органах, а также в сфере политики обсуждается и в Азербайджане уже на протяжении нескольких лет, однако и здесь она не получает достаточной поддержки как со стороны мужчин, так, и как не удивительно, со стороны женщин. Основным доводом является беспокойство, что квота может стать одной из форм дискриминации и представляет собой «барьер», перейти который нельзя. Однако, некоторые общественные деятели и депутаты считают необходимым введение временных квот, установление гендерного баланса путем принятия волевых решений. В исследовании гендерных аттитюдов в Азербайджане, проведенном ПРООН, это обнаружилось со всей отчетливостью. Некоторые депутаты весьма критично отнеслись к тому, что необходимо вводить квоты [8]. Можно предположить, что основной причиной неприятия на начальных этапах переходного периода в посткоммунистических странах квотирования как средства способного обеспечить минимальный уровень гендерного баланса в том или ином выборном органе, является негативный прошлый опыт, когда провозглашенное равноправие по признаку пола носило в большей степени декларативный характер, а гендерный баланс благодаря квотам был иллюзорным. . В настоящее время политика и дипломатия, как ее часть тяготеют к мужской асимметрии, сохраняя в значительной степени пирамидную структуру, т.е. уменьшение числа женщин по мере продвижения по карьерной лестнице. Превентивная дипломатия все еще остается прерогативой мужчин - женщины составляют 10% дипломатического корпуса. Активизация миротворческой деятельности населения и прежде всего женщин, предполагает преодоление стереотипных представлений о том, что эта работа и вообще все, что связана с военной тематикой - дело мужчин.

В 2005 году состоялись выборы в 3-ий парламент независимого Азербайджана. В рамках проведенного исследования был осуществлен гендерный анализ избирательной активности граждан страны. Гендерный анализ законов о выборах Азербайджана показал, что они предоставляют равные избирательные права всем гражданам страны и мужчинам и женщинам. Более того, Конституция предусматривает наказание за нарушение этих прав. Однако, оценить гендерное соотношение голосовавших практически невозможно, так как процедура голосованиях не предполагает учета пола избирателей [3].

Известно, что все политические партии охотно используют помощь женщин в избирательных компаниях в качестве наблюдателей, агитаторов. Как правило, число их составляет большинство. [9] Что касается числа женщин, выдвинутых от принимавших участие в выборах в Азербайджане партий, то они составили от 4 % до 12 %.

Исключение составила Либеральная партия, 30%) кандидатов которой составили женщины. Следует подчеркнуть, что руководителем этой партии является женщина. Среди зарегистрированных Центральной Избирательной комиссией 2104 кандидатов женщины составили около 10%). Возраст выдвигаемых женщин колебался от 30 до 55 лет, тогда как среди кандидатов мужчин лица в возрасте 20 - 29 лет составили 15% и в возрасте старше 55 лет - 8%,. Все женщины-кандидаты, также как и мужчины имели высшие образование. Большинство женщин, прошедших в Парламент как независимые кандидаты живущих в столице, предпочли баллотироваться от регионов, с которыми их связывало либо рождение в этой местности, либо проживание там родственников, имеющих возможность  оказывать им предвыборную поддержку.

По результатам голосования в состав Милли Меджлиса республики вошли 125 депутатов из которых, женщины составили около 12% (14 человек). В проведенном в рамках проекта ИОО исследовании было обращено внимание на гендерную разницу в соотношении кандидат в депутаты/депутат внутри половой группы и в целом. Депутатами стали 70% кандидатов - женщин, тогда как среди мужчин избранные депутаты составили всего 5,2% от числа кандидатов, что является показателем чрезвычайно высокой конкурентности среди мужчин и низкой конкурентности среди женщин. Оценивая гендерную разницу в целом следует отметить, что несмотря на то, что женщины составляли всего 1/10 часть всех кандидатов в депутаты, это соотношение изменилось в избранном составе нового парламента. Их стало на 2% больше. Учитывая выявленные факты можно предложить введение индекса «гендерного доверия электората», значение которого равное 0 отражает абсолютно асимметричное, а равное 1 - гендерно симметричное отношение избирателей к кандидатам в депутаты. Согласно результатам данного исследования «индекс гендерного доверия» оказался выше для женщин, что несомненно свидетельствует о чуть более позитивном отношении к ним со стороны электората.

Проведенный анализ платформ политических партий выявил, что опубликованные (вывешенные и распространенные) программы всех политических партий были гендерно нечувствительными. Ни одна партия не выдвинула проблему обеспечения равных возможностей для женщин и мужчин в сфере политики. Практически все партии или политические блоки считали, что на сегодня защита социальных интересов женщин не является актуальной проблемой, так как в настоящее время экономическое положение и женщин и мужчин одинаково трудное. Это ярко обнаружило себя и в выступлениях кандидатов в СМИ. Однако, следует особо отметить, что в Пекинской Платформе действий акцентированы вопросы, касающиеся политической активности женщин, в связи с чем  политическим партиям рекомендовано включение гендерных проблем в свои политические программы. Также рекомендуется разработать и планомерно осуществлять адекватные меры по обеспечению возможности участия женщин в руководстве политическим партиями на равных основаниях с мужчинами, способствовать включению большого числа женщин в партийные избирательные списки [5].

В преддверии выборов сформировался Женский избирательный блок, в который вошли 33 общественные организации и более 250 женщин, главной целью которого было организовать поддержку женщинам-кандидатам в депутаты. Также, озвучивая те же цели, была учреждена «Лига женщин-избирателей».

Как показало исследование, именно женщины заранее как бы исключались из числа успешных кандидатов, поскольку обладали меньшим количеством ресурсов: финансовых, организационных, информационных. Большинство из них шли на выборы как независимые депутаты, что естественно лишало их поддержки той или иной организации или политической партии. Аналогичная ситуация отмечается и в других странах СНГ [9]. Одним из подтверждений этому может служить, выявленный в исследовании факт: большинство кандидатов-женщин ограничились использованием предоставляемого в рамках закона бесплатного эфирного времени. Кроме того, женщины испытывали затруднение в проведении встреч с избирателями, были трудности в аренде помещений. Решающую роль играла поддержка (или не поддержка) руководителей исполнительной власти района.

В проведенном гендерном мониторинге печатных и электронных СМИ Азербайджана в предвыборной кампании в ММ (парламент) за период с 1 июля 2006 г. по 5 ноября 2006 г. с точки зрения сравнительного анализа численности выдвигаемых кандидатов женщин и мужчин было выявлено, что тема «Женщины и выборы» для большинства масс-медиа, не стала приоритетным информационным полем. Для более детального анализа были отобраны республиканские газеты, которые печатаются на   русском и азербайджанском языках - «Республика» и «Азербайджан», «Бакинский рабочий», «Эхо», «Зеркало», «Независимая газета». Критериями выбора СМИ были популярность этих газет, и степень их зависимости от государственных структур. Так, первые 3 газеты являются органами правительства, а другие определяют себя как независимые.

Были отобраны медиа-тексты, в которых в той или иной степени затрагивалась тема «Женщина и выборы» и непосредственно реклама - портрет выдвигаемого кандидата и его платформа. Смысловой единицей являлся текст, посвященный выборам, в котором упоминались а) женщины и мужчины, б) только женщины, в) только мужчины.

Уже с января 2005 г. в СМИ стали появляться статьи и интервью, посвященные предстоящим выборам, в частности, вопросам участия женщин в парламенте, анализу работы женщин в парламенте 2000 года. За период в 125 дней ( 4 месяца и 5 дней)   до выборов в указанных выше газетах были опубликованы 81 статья, посвященная женщинам и 125 статей - мужчинам - кандидатам в Милли Меджлис. Как  видно,   численные  соотношения  медиа-текстов, посвященных кандидатам - женщинам и мужчинам, а также количество выступлений их на TV на первый взгляд демонстрируют гендерную дискриминацию. Однако если учесть соотношение опубликованных материалов в соотношение с числом кандидатов, то картина меняется прямо противоположным образом. Простой подсчет показывает, что число статей, посвященных женщинам, было несравнимо больше.

 

Таблица 1

 

Наименование газет

июль

август

сентябрь

октябрь

До 5 ноября

Всего

«Республика»

24

23

34

25

12

10          18

«Азербайджан»

22

24

23

24

12

9            15

«Эхо»

12

45

34

22

11

11          14

«Бакинский рабочий»

13

69

89

46

13

20         30

«Зеркало»

23

56

35

37

23

15          24

«Независимая газета»

79

44

14

35

12

16          24

 

Были отслежены передачи на каналах ITV (общественное телевидение), AzTV, Lider, Space, ANS, ATV. Ha TV выступления кандидатов в депутаты были фиксировались преимущественно за месяц и в особенности в последние дни до выборов.

В Азербайджане во время избирательной компании проводился специальный проект (мониторинг) с целью анализа отражения в печатных и электронных СМИ (площадь статей в газетах и продолжительность сообщений) на предвыборную тему [10]. Однако, этот мониторинг практически был гендерно не чувствительным, так как целью его было лишь отслеживание сбалансированности публикаций и выступлений по TV власти и оппозиции.

Одним из направлений гендерного анализа политических позиций кандидатов был учет выступлений всех кандидатов по всем каналам ТВ. Выступления их обеспечивались путем предоставления бесплатных (обязательных) и платных выступлений, которые осуществлялись в виде клипов (30 сек - 1 мин) или коротких фильмов (4-7 минутных), посвященных кандидату, а также в виде специально подготовленных передач или круглых столов, при участии конкурентов или в виде презентации информации о кандидате со стороны его доверенных лиц.

Проведенный гендерный анализ платформ кандидатов в депутаты позволил вычленить три уровня отражения в них гендерной проблематики: 1.- полное отсутствие какой бы то ни было информации о гендере (гендерная слепота ); 2.- использование слова «гендер» в контексте с некими проблемами, которые кандидат, считает актуальными (популизм); 3. - когда кандидат не используя понятие, практически подходит к оценки тех или иных проблем с точки зрения гендерного подхода («стихийный» гендер).

Выступление основной массы кандидатов отличалось «гендерной слепотой». Всего несколько человек придали значение гендерным проблемам в связи с акцентированными экономическими и социальными вопросами, среди которых бедность, проблемы поставок газа, воды, устройство канализации, ремонт старых и прокладка новых улиц, борьба с небоскребами, развитие туризма и даже развитие субтропического совхоза. Удивительно, но даже женщины - кандидаты не упоминали проблемы равноправия или политической активизации женщин. Лишь 2% выступлений можно было отнести к 3-ей группе.

Учитывая результаты исследования, следует предположить, что оказать более или менее эффективное воздействие на сложившееся положение можно при помощи осознания широкими массами населения правовых аспектов гендерного равенства, но, в первую очередь гендерной чувствительности всех политических сил страны, специалистов - политологов, юристов и социологов. В свою очередь это требует проведения целенаправленной работы государственными органами и прежде всего наличия сильной политической воли. Колоссальную значимость имеет организация системы гендерного образования и методически верно построенный педагогический процесс. В целях осуществления этого, по материалам проведенного исследования была разработана учебная программа для университетов, включающая в себя разделы гендерного анализа политической ситуации в Азербайджане в историко-культурном ключе, методологии ее изучения и системы оценивания с учетом международных стандартов.

 

Список использованной литературы:

 

1. Кулизаде 3. Гендер в Азербайджане. Баку, 2006.

2.  Сеид-заде Д. Азербайджанские депутаты в Российской государственной Думе.

3. Гендерный анализ законодательства Азербайджана и государственного бюджета (на азерб. языке), Баку, 2006.

4. Postbeijing period in Azerbaijan: Outcomes. Baku, 2000.

5. Пекинская Платформа действий.

6. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

7. Андреенкова А.В. Представительство женщин в парламентах России и Украины: опыт социологического анализа. «Социологические исследования», №11, 2000 г., Москва, с. 117-127.

8. Исследование гендерных аттитюдов в Азербайджанской Республике. Национальный Отчет о Человеческом Развитии - 2005, (в рукописи).

9. Кочкина Е.В. «К вопросу о российском законодательстве, выборах и политических партиях и политических партиях», «Гендерная реконструкция политических систем». Санкт-Петербург, «Алетейя», 2004 г.

10. Газета «Эхо». 25 октября 2005.

 

Ибрагимбекова P.,

Ахундова С,

Микаилова У.

МУЗЕЙ ЖЕНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

В книге собраны документы и устные истории об общественной активности женщин Азербайджана в конце XIX - начале XX века. Женская активность в Азербайджане, начав свой путь с распространения идей просвещения и благотворительности. имела свои специфические черты, формируемые культурными, религиозными, националь­ными традициями. Собранная информация будет служить материалом для преподавателей, историков и исследователей,НПО, работающих в области женских и гендерных проблем. Предоставляется возможность использовать эти уникальные документы в виде исторических ссылок, визуальных и устных свидетельств.




НОВОСТИ САЙТА

В англоязычной версии сайта, в разделе "Гендер и религия" размещена статья «Целомудренная женщина: как решать проблемы брака» президента Международного института исламских исследований профессора Абдулгамида Абусулеймана.

В разделе «Гендер и религия» выставлены исследования «Мусульманские женщины и бедность (Ислам, земля и бедность)». В исследовании рассматривается вопрос стереотипа наследования мусульманских стран, как исламское законодательство сохраняет права женщин, традиции семьи и права женщин на собственность, современные правовые реформы и защита прав женщин на собственность, защита прав женщин на собственность в современных стратегиях мирового развития.



ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖЕНСКИЙ ТЕЗАУРУС

Европейский Женский Тезаурус – это инструмент для определения и поиска «женской» информации в банках данных, Интернете и собраниях женских библиотек, документальных центров и архивов. Тезаурус содержит 2087 европейских терминов.

В азербайджанскую версию Европейского Женского Тезауруса внесены дополнительно 589 терминов, отражающие социально-политические реалии азербайджанского общества, национальную и исламскую культуру.




ГЕНДЕРНАЯ ДИРЕКТОРИЯ

Это банк данных по всем структурам, вовлеченных в Азербайджане в женские и гендерные вопросы: государственные структуры, национальный парламент, бизнес- сектор, СМИ, международные организации, дипкорпуса, правозащитники, писатели, поэты, художники и т.д. Внимание: директория связана линками с базой данных женских НПО, банком данных НПО, выполняющих гендерные проекты, банком данных исследователей и преподавателей гендерных дисциплин.




ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ПРОБЛЕМАМ СЕМЬИ, ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ

По инициативе Президента Азербай­джана И. Алиева 6 февраля 2006 года создан Государ­ствен­ный комитет по проблемам семьи, женщин и детей. Председатель Госкомитета профессор Бакинского государственного университета, доктор политических наук Хиджран Гусейнова.




НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

В разделе представлены национальные документы по достижению равенства между мужчинами и женщинами, улучшению положений женщин и защите прав человека- женщины.




МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

В разделе представлены международные документы по достижению равенства между мужчинами и женщинами, улучшению положений женщин и защите прав человека- женщины.




БАЗА ДАННЫХ ЖЕНСКИХ НПО

Включает официально зарегистрированные и незарегистрированные организации, женские группы. Внимание: в Азербайджане практически нет четко профильных НПО, поэтому для полноты информации поиск рекомендуется проводить по нескольким ключевым словам




БАЗА ДАННЫХ НПО, ВЫПОЛНЯЮЩИХ ГЕНДЕРНЫЕ ПРОЕКТЫ

База данных представляет информацию о международных и национальных проектах по гендерным проблемам за период 1998- 2007. Поиск осуществляется как по тематическим ключевым словам, так и по названиям НПО






Human Rights in the XXI Century - Azerbaijan














Право выбора. Новости Азербайджана, аналитика, законодательство, религия


Regional Initiative of Women's Groups for Promoting ICT as a Strategic Tool for Social Transformation







     Сайт подготовлен при поддержке Фонда "Открытое Общество" - Фонд Содействия
[an error occurred while processing this directive]