Home page
Send mail
Forward
Back


       Подписка


НАШИ ПРОЕКТЫ









ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВЫПУСКИ

Это специальные выпуски (печатные аналоги распространялись в регионах), освещающие дискуссионные проблемы гендерной теорий,  гендерных отношений в самых разных областях общественной жизни. Исследовательские данные, приводимые изданиях,  в значительной части сделаны консультантами АГИЦа.




ИССЛЕДОВАНИЯ

В разделе представлены гендерные исследования, проведённые азербайджанскими авторами с 1998 по настоящее время.




ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

По представленным адресам можно получить юридическую, психологическую и медицинскую помощь

ФОРМЫ ПОМОЩИ:

Кризисный центр:
т: 4943376
wcc@online.az


правовое консультирование, психологическая реабилитация, консультации психиатра, невропатолога.

MHAIDS Azerbaijan:
т: 5106614 mhaids@initiative.az


психологическая реабилитация, консультации психиатра, невропатолога

Научно –исследовательский Центр «AREAT»
т: 438 15 77:

areat@azeronline.com

консультирование о возможности заключения брачного контракта при регистрации брака как предупредительной меры против экономического насилия в семье

LTD “Law and Order”
т: (050) 341 06 60
law_order@gender-az.org


правовое консультирование, составление судебных исков, досудебная подготовка документации, участие в судебных заседаниях в качестве общественного защитника (обвинителя)

Социальный союз за гражданские права “Чистый мир”
т: 497 10 58


Поддержка жертв трафика и предоставления убежища жертвам трафика. Место убежища строго конфиденциально, о нем знают только работники. Информация о жертвах и убежище засекречена. Жертва постоянно проживает на территории убежища, от момента попадания до получения документов и разрешения официальных властей. Данная информация не публикуется в СМИ.





ГОЛОСОВАНИЕ

Знакомы ли вы с Законом "О гендерном равноправии в Азербайджанской Республике?
Да
Нет

  




Гендерные проблемы местного самоуправления в Азербайджане и Грузии


Елена Касумова, Али Абасов, Нателла Сакохия.

AREAT - Центр исследований современных социальных процессов

Авторы книги выражают благодарность USAID, чья финансовая поддержка, осуществленная через фонды ISAR (Азербайджан) и Horizons (Грузия), сделала возможным данное издание.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Гендер и политика

В Азербайджане, как и во всех республиках бывшего СССР, развитие политического участия обычных граждан является едва ли не единственным путем укрепления демократии, становления гражданского общества, способного бороться за развитие правового государства. Десятилетия тоталитаризма отвратили людей от проблем управления обществом, породили полное безразличие к вопроса политического управления, имеющего солидную историческую традицию. В этой связи Европейская Хартия местного самоуправления, принятая по инициативе Совета Европы в 1985 г., является основным документом, в котором формулируется положение о том, что местным сообществам нужно доверять как можно больше управленческих задач, в решение которых государство не должно вмешиваться.

Такое решение исходит из практики понимания основных прав и свобод человека, среди которых важное место занимает право на самоуправление. Местное самоуправление позволяет гражданам участвовать в принятии решений, касающихся их повседневной жизни, а осуществление этого права, в свою очередь, гарантирует осуществление всех остальных гражданских прав. "Одно из важнейших гражданских прав, а подлинное народовластие надо искать не там, где власть централизована, но там, где она рассредоточена и передана на места"1

В этой связи наша страны, сравнительно недавно вставшая на путь развития демократии, остро нуждается в тщательном гендерном анализе перспектив политического участия.

Острые социальные противоречия, характерные для всего посттоталитарного пространства приводят к выводу о насильственном воспроизводстве гендерной иерархии - сохранения власти и социальных ролей по половому признаку. Гендерную иерархию обуславливает идеология гендерного традиционализма, которая носит спонтанный, неосознанный характер, а потому естественным образом углубляет и без того достаточно драматичный разрыв между частной и общественной сферами жизнедеятельности женщин. Между тем проблемы гендерной иерархии, создающие конфликтное поле в современном азербайджанском и грузинском обществе и пути их преодоления - должны быть интересны всем, кто поддерживает идеи демократии и гражданского общества .

Вместе с тем нельзя отрицать, что уже начал формироваться слой женщин, проявляющих наибольшую заинтересованность в отстаивании своих прав. Это те, кто частично адаптировался к новым условиям и нашел свое место в процессе реформ. Они хотят, чтобы их голос был услышан, и власть, принимая решения, учитывала интересы тех социальных групп, которые они представляют. Элементы нового правосознания у таких женщин характеризуются отношением к праву как к разновидности человеческого капитала, способного приносить его владельцу значительные дивиденды. 47% молодых женщин считают, что, если бы они лучше знали свои права, они могли бы устроить свою жизнь, 89% -интересуются возможностями отстаивания своих прав, как коллективных, так и индивидуальных.

Анализ женских сайтов, представленных в интернет, позволяет ответить на вопрос: существуют у женщин Южнокавказского региона внутри доминирующей традиционной правовой ориентации ростки новой демократической модели права на политическое участие. Ищут ли женщины какие-то возможности адаптировать знание прав человека- женщины в свой повседневный опыт? Каковы перспективы участия женщин в политике?

Женщины за годы советской власти привыкли, что их проблемы пусть и некачественно должно решать государство. Но в настоящее время государство практически отказалось от такой опеки. К сожалению, женщины привыкли, что их проблемы просто мало кого волнуют. И здесь перед женщинами встает очень важный вопрос: что важнее права или льготы. Многие женщины после сорока ориентированы не на права, а на льготы - социальные гарантии особого рода, закрепленные законом и предоставляемые, например, матерям-одиночкам, инвалидам, ветеранам и т.д. В советский период материальной основой большинства таких гарантий выступали социальные фонды государства и предприятий.

В новых экономических условиях государство значительно сократило перечень социальных гарантий, а приватизированные предприятия в массовом порядке вообще отказываются от поддержки социальной сферы. Это означает значительное снижение уровня социальной защиты.

Фактически процесс осознания женщинами своих прав, идущего на смену государственных льгот, только начался. Этот процесс тормозится государственным подходом к социально-экономическим реформам, недостаточной развитостью системы правового контроля за деятельностью властных структур и слабым участием рядовых граждан, особенно женщин,

Наверное, главная проблема - это отсутствие прочных и корректных знаний. Следует признать, что в массе у женщин еще нет понимания того, какие неограниченные перспективы развития демократии, гражданского общества, правового государства, вовлечения граждан в управление обществом Отсутствие этих знаний, как в массах, так и во властных структурах, является причиной необоснованно низкого интереса женщин к проблемам политики.

Интеграция Южного Кавказа с Европой имеет свой единственно верный путь - посредством построения гражданского общества по образцу, испытанному в Европе всем послевоенным периодом. Политическое участие в этой системе занимают одно из первых мест.

Прошло уже более 13 лет как Азербайджан обрел независимость. В течение этого периода в республиках региона социально-политические процессы, становление гражданского общества, формирование демократических институтов сталкивалось с серьезными проблемами, часто превращаясь в причину конфликтов неправительственных, независимых организаций со структурами власти. Менталитет людей, низкий уровень гражданского правосознания - труднопреодолимая преграда на пути к становлению правового государства и гражданского общества.

Учитывая гендерный разрыв в политическом участии и представительстве, когда женщины пока остаются новичками или аутсайдерами в политике, все же можно констатировать благотворное влияние женщины на политический процесс и культуру принятия решений.

Велико воздействие принимаемых решений на качество повседневной жизни, учет специфически женских интересов : репродуктивные права, семья, гендерное равенство, насилие в отношении женщин, внеэкономическое принуждение к труду.

Именно привлечение женщин в политику является краеугольным камнем их вовлечения в процесс демократизации всей жизни в нашем регионе. Ведь именно на уровне общин и их органов самоуправления начинается участие населения в процессах демократизации и созидания гражданского общества, именно на этом уровне складываются первые элементы правового сознания гражданина.

Анализ женских сайтов по Южному Кавказу приводит к выводам:

  • в основном именно женщин заранее как бы исключаются из числа кандидатов на выборах вообще и из числа успешных кандидатов, в частности, поскольку обладают меньшим количеством ресурсов: финансовых, организационных, информационных.
  • Женщины-кандидаты идут, как правило, на выборы не от политических партий и движений, а как независимые кандидаты, что еще больше ограничивает их ресурсы. Не секрет, что выборы носят все более "денежный характер", а женщины практически лишены поддержки со стороны финансовых и коммерческих структур.

  • Важнейшими направлениями женских сайтов являются:

  • Выявить какие существуют обоснования полноправного участия женщин в работе муниципальных органов принятии важных государственных решений;
  • Как процесс перехода к демократии и рыночной экономике повлиял на количественные и качественные показатели участия женщин и их представительство в органах местного самоуправления.,
  • Как в новых условиях женщины используют свои конституционные права "избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме"
  • Какие препятствия институционального и индивидуального характера на местном уровне препятствуют продвижению женщин в политику.
  • Что женщины, по сравнению с мужчинами, привносят в практику муниципальных органов, (несмотря на то, что они в основном либо аутсайдеры в этой сфере, либо новички), как отличаются друг от друга мужской и женский стили лидерства именно на уровне политического участия
  • Каким рекомендациям должны следовать представители государственных и общественных структур, политических партий, профсоюзов для усиления роли женщин в политике.

  • Гендерный подход характерен для трактовки результатов анализа сайтов, так как мы использовали концепции власти, женского лидерства, политического участия, получившие распространение в международном женском движении, в практике мировой политики.

    Как правило жизненный опыт женщин, их ценности не находят отражения в концепциях местного самоуправления. Общая для феминистского подхода тема приверженности личным и семейным делам оставляет вне внимания роль женщины в политике. Фундаментальным для феминистских исследований является убежденность в том, что концепции "заботы" и "ответственности" ведут происхождение не от абстрактных принципов права или справедливости, а из социального контекста, определяемого сексуальностью, семейной принадлежностью и уровнем образования.

    Гендерный подход развивает и дополняет один из трех основных типов лидерства, широко применяемых в развитых странах. Речь идет о "преобразующем лидерстве", которое определяет "нового лидера, как человека, способного подвигнуть людей к действию, обращать сторонников в лидеров, а лидеров - в агентов перемен.

    В контексте политического участия теория феминистского лидерства подразумевает просветительскую природу лидерства, что отличает его от мужского лидерства, в котором заложена, с точки зрения феминисток, политическая несправедливость между лидером и избирателями. Феминистское лидерство подразумевает, что лидер учится и учит через диалог с другими, это активная форма лидерства, это процесс, в котором лидеры выступают как носители опыта. Феминистская модель политической власти определяет власть таким образом, чтобы она вообще, не требовала моделей доминирования

    Концепция участия подразумевает здесь не только электоральную активность женщин, но и возможности и желание женщин использовать политическое управления , с тем, чтобы влиять на других, улучшая жизнь всем членам сообщества. Эти понятия, реализованные на практике сначала самими лидерами, могли бы способствовать усилению социальной активности женщин,.

    Очевидно, что право на участие в политике неразрывно связано с соблюдением социально-экономических прав женщин. Последние, однако, нарушаются в массовом порядке. Тем не менее тяжелая социально-экономическая ситуация, стимулирует активных женщин к более осознанному участию в политике, причем, как не парадоксально в регионах этот процесс идет значительно активнее, чем в столицах. Воздействие принимаемых решений местной власти на качество повседневной жизни, учет специфически женских интересов (репродуктивные права, семья, гендерное равенство, насилие в отношении женщин, женская сексуальность и др.) , вероятно, наблюдаются в регионах более зримо.

    Конечно, гендер в политике имеет свою специфику, определяемую как национальными культурными и политическими традициями, менталитетом, так и особенностями "переходного периода". Однако международная практика свидетельствует о том, что есть тесная зависимость между высоким статусом женщин в обществе и их участием в политике. Общепризнанно, что для активизации участия женщин в муниципальных органах необходима поддержка со стороны социальных и экономических структур, отсутствие дискриминации женщин на уровне законов, а также устранение негативных стереотипов в отношении женщин в системе образования и в средствах массовой информации.

    Статистика подтверждает: женщины слабо представлены на политическом уровне во всем мире. Появилось понятие "паритетной демократии", став предметом дискуссии в европейских странах. "Паритетная демократия" легитимизирует себя через признание того факта, что человек - это не абстрактная нейтральная целостность, а мужчина и женщина, что создает трудности в достижении равенства de facto".

    В западной литературе по участию женщин в политике обычно приводится пять основных аргументов для обоснования более активного участия женщин. Эти доводы покоятся на том, что демократия включает: 1) эгалитаризм, равенство полов; 2) обоснование легитимности политического строя; 3) различия в интересах; 4) новый взгляд на концепцию публичной политики, ее фокуса; 5) эффективное использование человеческих ресурсов .

    1) Равенство полов, эгалитаризм. Полноправная реализация универсальности прав человека требует, чтобы равенство полов de jure, и de facto рассматривалось как основополагающее право человека. Это право признано как в национальном, так и международном законодательствах. Женщины составляют около половины населения, и они должны быть пропорционально представлены на уровне местного самоуправления.

    2) Обоснование легитимности политического строя, соблюдение принципа представительной демократии. Подразумевается в условиях демократии проведение постоянного анализа и контроля над тем, кто легитимно представляет людей и принимает решения от их имени. Статистика указывает и данные нашего исследования подтверждают, что существует монополия мужчин в муниципальной политике. Недостаточное представительство женщин поднимает вопрос о том, насколько отвечают интересам всего общества существующие муниципальные структуры.

    3) Различия в интересах. Женщины как группа имеют специфические интересы вследствие того, что: а) Исторически женщины в течение длительного времени были лишены (политических) прав; б) В сфере труда существует сегрегация женщин на горизонтальном и вертикальном уровне; в) Реализация женщинами чувства ответственности за воспроизводство рабочей силы и воспитание детей привело к гендерному разделению в семье. Кроме того, гендерные исследования показывают, что женщины лучше, чем мужчины, могут определить и артикулировать свои объективные интересы.

    4) Новый взгляд на концепцию муниципальной политики, ее фокуса. Этот аргумент связан с изменениями в рамках самой муниципальной системы, концепций и культуры принятия решений, в том числе и в сфере местного самоуправления. Когда женщины достигают "критической массы" в политических структурах, то, как замечено, меняется понимание политики, наблюдается отход от ее традиционного толкования, изменяется культура принятия решений. Так в течение уже трех десятилетий на Западе расширился спектр проблем, которые принято считать политическими. Он пополнился следующими вопросами: уход за детьми, сексуальность, планирование семьи, насилие в отношении женщин и др.

    Кроме того, исследования показывают, что стиль лидерства женщин отличается от стиля лидерства мужчин: женщины более чувствительны к нуждам избирателей, более склонны к нахождению компромиссов, не агрессивны; более демократичны в принятии решений, более склонны к коллективной работе. Стиль лидерства мужчин отличается большей иерархичностью, авторитаризмом, централизацией и технократичностью.

    5) Эффективное использование человеческих ресурсов. Мужчины и женщины имеют разный опыт, знания, интуицию. Учет видения тех и других может привести к формулированию и проведению более сбалансированной и просвещенной политики.

    Интересно, что все перечисленные аргументы актуальны для нашей республик не только из-за проблем переходного периода, когда для выхода из сложнейшей социально- экономической ситуации необходимы очень неординарные решения, гибкость, стабильность и мир. Кроме того, женщины склонны заниматься решением насущных вопросов, которые мало интересуют или вообще не интересуют мужчин.?

    Учитывая гендерный разрыв в участии и представительстве в местном самоуправлении, когда женщины пока остаются новичками или аутсайдерами в политике, все же можно констатировать благотворное влияние женщины на процесс становления муниципальных органов и культуру принятия решений этими органами.

    Говоря о необходимости повышения роли женщин в местном самоуправлении, можно сослаться на международное законодательство о праве женщин на участие в управлении государством и в местном самоуправлении

    Право граждан на участие в управлении своей страной, провозглашенное во Всеобщей декларации прав человека, было развито в нескольких основных международных правовых документах, закрепляющих это право для женщин: в Конвенции о политических правах женщин (1952), Декларации о ликвидации дискриминации в отношении женщин (1967), Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979) и в Пекинской Платформе действий (1996).

    В Конвенции "О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин", которая представляет собой небольшой, лапидарно изложенный документ (30 статей), это право женщин разделять властные полномочия наравне с мужчинами сформулировано практически впервые: "Государства-участники принимают все соответствующие меры по ликвидации дискриминации в отношении женщин в политической и общественной жизни страны и, в частности, обеспечивают женщинам на равных условиях с мужчинами право ... участвовать в формулировании и осуществлении политики правительства и занимать государственные посты, а также осуществлять управленческие функции на всех уровнях ." (часть II, статья 7).

    Статья 4 (часть первая) указывала на один из способов преодоления неравенства в реализации этого права: "Принятие государствами-участниками временных социальных мер направленных на ускорение установления фактического равенства между мужчинами и женщинами, не считается, как это определяется настоящей Конвенцией, дискриминационным...". Рекомендация весьма революционна, поскольку впервые в международном документе говорится о легитимности квотирования и "действий поддержки", то есть "позитивной дискриминации".

    Пекинская Платформа действий развивает и продвигает право женщин на участие в работе местных сообществ, органов самоуправления и в процессе принятия решений (раздел G). В пункте 181 этого раздела говорится: "Равноправное участие женщин в выработке решений не только является требованием элементарной справедливости и демократии, но и может рассматриваться в качестве необходимого условия для учета интересов женщин. Пункты 181-189 раздела G не только указывают на причины дискриминации женщин в реализации этого права, но и предлагают "позитивные действия" и "антидискриминационные меры" для преодоления недостаточной представленности женщин в местных и национальных органах управления. Раздел G2 формулирует стратегические цели по расширению имеющихся у женщин возможностей участия в процессе принятия решений, в том числе и ан уровне муниципалитетов.

    Раздел G1 (Принятие мер по обеспечению равного доступа женщин к директивным структурам и процессу принятия решений и их всеобъемлющего участия в них) предлагает правительствам (пункт 190), политическим партиям (пункт 191), Организации Объединенных Наций (пункт 193) принять конкретные меры по устранению дискриминации женщин в сфере принятия решений. Так, ООН рекомендовано, среди прочего, осуществлять "Дальнейший сбор и распространение количественных и качественных данных об участии женщин и мужчин в принятии решений, а также анализ их дифференциального воздействия на этот процесс и контроль над ходом достижения поставленной Генеральным секретарем цели, предусматривающей, чтобы к 2000 г. женщины занимали 50 процентов управленческих и руководящих должностей".

    В Пекинской Платформе действий пункт 181, раздел G гласит: "Женщины, занимающиеся политикой и работающие на руководящих должностях в правительствах и законодательных органах, вносят свой вклад в пересмотр политических приоритетов, включение в политическую повестку дня новых вопросов, отражающих специфические женские проблемы, ценности и опыт и открытие новых перспектив решения магистральных политических вопросов".

    Интеграция Грузии и Азербайджана в мировое сообщество обеспечивает влияние международных норм на отечественное законодательство. Кроме того, рост числа и влияния женских НПО, а также появление феминистски ориентированных женщин-депутатов в немалой степени способствуют лоббированию законов, защищающих права женщин.

    Понятно, что участие женщин в функционировании местного самоуправления невозможно без гарантий занятости, социальной поддержки, защиты репродуктивных прав, справедливого распределения обязанностей в семье. Это основополагающие принципы участия и представительства. Успешное развитие самоуправления зависит от активности женских НПО, других структур, объединяющих женщин, депутатов законодательных органов, представителей исполнительной власти, при условии, что на повестке дня этих организаций стоит вопрос о равных правах и равных возможностях для мужчин и женщин.

    Как показывают интервью в столицах и регионах, на практике реализация законов подразумевает скрытую дискриминацию женщин. Это происходит в основном по двум причинам.

  • Во-первых, вследствие того, что в основном именно женщины заранее как бы исключаются из числа кандидатов на выборах вообще и из числа успешных кандидатов, в частности, поскольку обладают меньшим количеством ресурсов: финансовых, организационных, информационных.. Известно, что выборы, по словам одной респондентки, носят все более "денежный характер", а женщины практически лишены поддержки со стороны финансовых и коммерческих структур.
  • Во-вторых, в Грузии и Азербайджане не существует антидискриминационного законодательства в сфере труда и семейных отношений, которое запрещает скрытую дискриминацию и подразумевает меры "позитивной дискриминации".

  • В практике наших республик в ходе выборов и в ходе составления избирательных списков, действует принцип "гендерного ценза по признаку пола", который работает через разные механизмы: отбора со стороны исполнительной власти, системы контроля над финансированием , доступ к СМИ, использование традиционных стереотипов против женщин-кандидатов, фактическая преимущественная поддержка властью кандидатов-мужчин.

    Пекинская Платформа действий (1995), как и некоторые другие международные документы, призывает правительства осуществлять мониторинг участия женщин в принятии решений, что способствует реализации права женщин на участие в управлении государством и местном самоуправлении. Это означает, что статистика на этот счет стала достоянием общественности, и прежде всего женской. Статистика в обоих республиках пока не покрывает представительство женщин во всех сферах, а проблема муниципалитетов с точки зрения гендерного баланса вообще не ведется. Так, ни один статистический справочник не дает сведений по гендерному составу представительства в органах местной власти.

    Анализ данных проведенного нами исследования позволяет лучше понять причины недостаточного представительства женщин в органах местного самоуправления, определить мотивацию участия женщин в работе муниципалитетов, специфику женского лидерства в этой сфере самоуправления..

    Сначала о количественных данных представительства женщин. На столичном уровне женщины-депутаты ОМС составляют 5,3% от доли всех депутатов в Баку и 7,9% в Тбилиси, в районах этот показатель приближается только к двум процентам. Типичная гендерная пирамида власти в наших республиках, где женщины присутствуют на нижних и средних уровнях, но они почти отсутствуют на высших должностях.

    В новых условиях женщины используют такие каналы влияния на муниципальную власть как неправительственные организации - входят в состав руководящих органов этих организаций. Однако они не активны в самих структурах ОМС. Для сравнения: в странах Европейского Союза, где в среднем процент женщин в составе муниципальных органов составляет 43%, а в кабинете министров - 16%. Три скандинавские страны имеют самую высокую численность женщин в муниципалитетах: от 43 до 60%, за ними следуют Нидерланды, Германия, Австрия. Норвегия, не являющаяся членом Европейского Союза, тоже имеет высокую долю женщин в органах муниципальной власти: - 39%.

    Анализ количественных данных представленности женщин показывает, что существует достаточно дискриминация женщин в органах местного самоуправления. При анализе количественных данных перед нами как исследователями возникали следующие вопросы:

  • что способствовало отрицательной динамике представленности женщин в ОМС в период казалось бы демократических реформ,
  • почему так мало женщин на лидирующих позициях в муниципальной власти: женщины сами не хотят, как принято считать, или их не пускают, удается ли женщинам изменить культуру принятия решений и повлиять на характер мероприятий местной власти .

  • На эти и другие вопросы помогает ответить анализ глубинных интервью в контексте индивидуальных и институциональных факторов. К институциональным факторам включения женщин в функционирование местного самоуправления относятся: политический климат в целом (уровень корпоративизма, тип избирательной системы, господствующая идеология, процедуры отбора кандидатов, интеграция женщин в политику, тип процедур голосования и назначения на должности.

    Индивидуальные факторы включают структурные черты самого общества, формирующего процесс социализации женщины как индивидуума. (политическая организация общества, уровень образования, дохода, профессиональный опыт), ситуационные (семейный статус в качестве жены и матери), черты, связанные с психологическим воздействием гендерной и политической социализация на женщин (опыт гражданственной активности, степень поддержки и привлекательность кандидата на выборах). Во время избирательной кампании, когда политическое поведение избирателей либо активизируется, либо снижается, происходит социализация и ресоциализация личности.

    Анализ интервью показывает, как активность, участие в муниципальных выборах и последующая деятельность опрашиваемых способствовали их ресоциализации, то есть категорическому неприятию самой идеи муниципалитетов.

    Чем является депутатство для избранных депутаток - женщин? Удалось ли им повлиять на формирование политики на местном уровне? Удалось ли (если это вообще имело место) отстаивать женские интересы? Пока, еще, к сожалению, на эти вопросы нельзя ответить положительно.

    Как показывает анализ интервью, ни в начале создания органов местного самоуправления, ни в последние несколько лет женщины-депутаты в столицах обоих республик не выработали политики, представляющей четко выраженные "женские интересы", под представительством которых имеется в виду не только артикулирование, лоббирование и проведение соответствующей политики, защищающей специфические женские интересы, но и поддержание антивоенной антимилитаристской политики, политики против насилия над личностью, социальной политики.

    Для формирования и лоббирования женских интересов недостаточно осознания того факта, что женщины в обществе дискриминированы. Женщины в своих интервью откровенно признают дискриминацию женщин не только в обществе, но и в собственной профессиональной карьере. Однако гендерная культура пока не стала частью общественного сознания.

    Политическая мобилизация в смысле формирования женских интересов через местное самоуправление еще не стоит активно на повестке дня, однако, есть и "первые ласточки" Например, предпринимаются попытки создания новых женских организаций при ОМС Ясамалинского района города Баку или придания нового содержания традиционной женской организации.

    За редким исключением женщины остаются почти невидимыми в сфере местного самоуправления: либо в силу загруженности домашними делами, обеспечения выживаемости семьи, либо в силу отсутствия интереса к политике, недостатка смелости, боязни стать публичной фигурой. Очевидно, сказываются особенности политической социализации при прежнем режиме - в основном формальный, анонимный стиль политического участия и представительства женщин.

    Правовая неосведомленность женщин- особое препятствие на пути вхождение женщин в систему муниципального управления. Респондентки в равной степени не знакомы не с законами о местном самоуправлении вообще, как и не знакомы с международными и отечественными документами о правах женщин. На местном уровне не существует механизма участия в разработке нового законодательства и внесения изменений в проекты готовившихся республиканских законов. Стихийное осознание гендерного неравенства в работе органов местного самоуправления пока не находит в женской среде своего организационного выражения.

    Выборы в органы местного самоуправления, как "механизм артикуляции интересов", не представляют пока женские интересы не в Азербайджане, не в Грузии. Поэтому рассматривать выборы, как один из способов институционализации и разрешения социального конфликта, а в нашем случае - гендерного конфликта - также не приходится

    Надо признать, что ОМС, решая вопросы социальной политики, реализации некоторых местных проектов, отчасти способствуют решению проблем, которые оказывают позитивное воздействие на женщин (своевременная выплата пособий на детей, сохранение вещевого и продуктового рынка). Но говорить о расширении традиционной женской повестки дня за счет включения в нее вопросов о репродуктивных правах, о насилии в отношении женщин, женской безработице, не приходится.



    ГЛАВА ВТОРАЯ

    Третий сектор и местное самоуправление

    НПО - это наиболее массовый и характерный элемент гражданского общества. Степень развитости и социального влияния третьего сектора прямо пропорционально уровню демократизации и макроэкономическому развитию общества. Современная демократия базируется на партнерстве между сильным государством, в меру регулируемой рыночной экономикой и энергичным гражданским обществом. Именно гражданское общество создает социальный капитал переходного периода.

    В Грузии и Азербайджане за годы демократических реформ накоплен серьезный социальный потенциал. Несмотря на целый ряд сдерживающих его развитие негативных факторов и условий, существует ясная перспектива его ощутимого влияния на формирование гражданского общества и правового государства. Но цивилизованному гражданскому развитию нужна поддержка в виде обучения, консультативной помощи, учета и творческого освоения опыта стран, пришедших к структурам гражданского общества, опыта стран развитой демократии.

    В этом контексте следует отметить явную асимметрию, диспропорцию, которая возникла в освоении демократических ценностей гражданского общества в столице и регионах республики. Эта асимметрия - крайне опасное явление, т.к. регионы не только отстают в демократическом развитии, но и в значительной степени ведут к откату от гражданского развития, ностальгируя по тоталитарной, но крепкой власти.

    Мы вычленяем гендерную проблему не как дань " социальной моде", а по соображениям прогностики развития третьего сектора. Намечается заметная феминизация третьего сектора в регионах, на наш взгляд, по следующим причинам:

    - женщины численно преобладают над мужчинами, что усугубляется массовым отъездом сельских мужчин на заработки в сопредельные страны, а также демографическим дисбалансом, вызванным почти 14 годами войны и конфликтов и в Азербайджане, и в Грузии. -

    - Большинство мужчин, особенно социально активных, предпочитают заниматься бизнесом или политикой, видя в этом короткий путь решения своих проблем, повышения статуса. НПО ничего к социальному статусу не прибавляет. -

    - Среди женщин больше лиц с высшим образованием, а именно они составляют большинство в НПО, -

    - Наиболее активно вступают в НПО молодые женщины (20 -30 лет) по социально- экономическим и психологическим причинам. -

    - Наиболее развитые сферы деятельности НПО; здравоохранение, образование, культура - близки женщинам. По регионам наиболее активны женщины в сфере воспитание и образование - 48%, здравоохранения - 25%,, культуры - 17%, развитие демократии -8%, развитие и поддержка предпринимательства - 2% . Кроме того, в этих " женских" областях легче вербовать новых членов НПО. -

    - В женском движении наших республик можно отметить три волны: -

    - Первая пришлась на период слома тоталитарной советской системы и начала конфликтов в Карабахе и Абхазии. Она носила в основном благотворительный и гуманитарный характер помощи беженцам, раненым, детям - сиротам. -

    - Вторая волна в период 1991-1995 годов связана с переходом от благотворительности к общественной деятельности, к защите гражданских прав и свобод. Это объяснялось политическим противостоянием сторонников и противников реформ, переходом к рыночной экономике, уровнем социальной необеспеченности, невероятно резким снижением числа женщин в законодательных и исполнительных органах. -

    - Третья волна происходит в настоящее время. Она связана с Пекинской Всемирной конференцией по положению женщин. Международные организации настоятельно рекомендовали государству расширять женскую активность, создавать равные возможности для женщин. Именно после Пекина столичные женские организации стали менять характер своей деятельности в сторону социальной направленности. Региональные женские организации, во многом отставшие от столичных, в настоящее время одновременно пытаются аккумулировать все особенности тех волн женского движения, пережитых столицами за четырнадцать переходных лет. -

    Мы считали необходимым дать общую характеристику женского движения, так как именно женские организации имеют особые точки пересечения с ОМС. Они стремятся заниматься благотворительностью, гуманитарной помощью, образовательными программами, экологией. Развитие третьего сектора самым непосредственным образом затрагивает интересы женщин. С одной стороны, женщины являются субъектом третьего сектора, поскольку их число среди социально незащищенных граждан (безработные, пожилые, одинокие родители) превалирует над другими слоями. С другой стороны, они составляют большинство среди лиц, работающих в некоммерческих организациях. Следовательно, развитие третьего сектора может обеспечить рабочими местами значительное число социально активных женщин. Осуществить эту работу могут муниципалитеты.

    Необходимым условием развития третьего сектора является налаживание более тесных связей между НПО и органами местного самоуправления. Однако, нельзя переносить механически практику гендерных проектов, осуществляемых муниципалитетами Запада, на местную почву. Например, как рассказывали авторам участницы данного проекта, в Кахе в 2000 году женщин на деловом тренинге обучали тому, как обращаться к социальным работникам, вызывать полицию в случае ущемления их прав. По рассказам участниц тренинг очень напоминал модель службы спасения, с которой они знакомы только по телевидению. По восточной традиции гостям не перечат, но где в районе найти социальных работников, а обращение в полицию будет вообще негативно воспринято общественным мнением и создаст женщине дополнительные проблемы.

    Женские общественные организации в регионах вынуждены, даже если они не хотят, учитывать традиционные стереотипы. В частности, ни при какой ситуации в семье женщина в регионе не будет обращаться в полицию или иные общественные структуры. Поэтому такое же непонимание вызывают проекты, связанные с насилием в семье, созданием антикризисных центров, защите прав именно в западной специфике. Изменить представления и стереотипы, сломить практику скрытой и явной дискриминации за один проект практически невозможно. Странам молодой демократии, в том числе Грузии и Азербайджану, еще предстоит пройти значительный путь, чтобы искоренить глубокие социальные корни дискриминации женщин.

    Идеология гендерного традиционализма, которой придерживается еще значительная часть мужчин, как не парадоксально, свойственна и большей части женщин. Переход от старой социалистической модели ,к сожалению, мало отразился на осознание прав женщин. По данным опроса 95% женщин убеждены в том, что их проблемы не ставиться в разряд первоочередных социальных проблем, 87,8% опрошенных женщин рассматривают свой личный опыт столкновения с явной дискриминацией как личную или местную драму, а понимание социальной значимости явления еще не произошло. Свыше 85% женщин даже не задумывались о способах и возможностях объединенными усилиями противодействовать дискриминации. Повествование о нарушениях и даже открытых фактов дискриминации в основном сводится к описанию частных эпизодов и не выходит на уровень правового менталитета.

    Поэтому актуальными и первоочередными, на наш взгляд, должны стать муниципальные проекты, направленные на развитие правового менталитета у женщин. При работе с гендерными проектами важен, как ни где, учет национально - культурных традиций.

    Сами женщины в, как мы выяснили в беседах, видят возможности применения своих сил в совместных проектах НПО-ОМС в следующих направлениях:

    - обеспечение доступности медицинской помощи и улучшения ее качества

    - повышение качества образования, в том числе и гражданского

    - улучшение санитарного состояния и качества работы в дошкольных учреждениях

    - поддержание женщин, оставшихся без кормильцев.

    - Беседы с женщинами и интервью работников муниципальных органов выявляют перспективы плодотворной работы ОМC-НПО в следующих направлениях:

    - Техническая помощь в овладении бизнес -специальностями и переквалификации женщин в малое предпринимательство, учитывая, что в регионах прошла приватизация, они имеют свою землю и могут вести малый бизнес,

    - Техническая помощь в адаптации женщин к условиям рынка: производство доступных потребительских товаров и создание облегчающих быт служб, создание системы платных услуг (частный уход за детьми, стариками).

    - Техническая помощь в развитии надомного труда в традиционных для регионах сферах: ковроткачества, вышивка шелковых изделий изготовление народных целительных средств ,производство сувенирной национальной одежды (возможно в каждом регионе, так как у всех есть своя яркая специфика - это может быть перспективный проект общерегиональной программы с последующей ярмаркой в столицах: Баку и Тбилиси),

    - Усиление роли женщин в развитии гражданского участия, особенно в общественной экспертной оценке решений местной власти по социальным проектам и женским вопросам. В этом направлении именно женские НПО могут снизить коррупцию, которая существует в работе с уязвимыми слоями общества

    На основании исследований мы пришли к выводу, что союз женская НПО и ОМС в регионах должен быть ориентирован не на разовые или временные тематические объединения, но при условии, что не упраздняется автономность и не стираются индивидуальные особенности организаций, а, напротив, союз дает при консолидации синергетический эффект.

    К сожалению, крайне мало женских НПО, миссия которых направлена на развитие местного самоуправления и создание местных сообществ. Однако, как показывает наше исследование в регионах, в частности, в Гардабани и Кахе, именно в сфере местного самоуправления могут быть затребованы НПО как провайдеры муниципальных социальных программ. Причем эти совместные проекты могут носить так же совместный характер для нескольких доноров, согласно их мандату. Например, программы грантов фонда ISAR и Горизонти поддерживает социальные проекты для уязвимых слоев общества. Это может быть представлено в виде создания регионального Центра занятости, Центра развития общин. Программное обеспечение таких Центров может быть предметом двух и даже трех неправительственных организаций, включая женские НПО.

    В этом же совместном направлении НПО и местное самоуправление могут развивать в своем регионе туризм. Здесь необходимо особо отметить замеченную во всех регионах неоправданную иллюзию о перспективах "создания второй Швейцарии", как только доноры узнают о красотах края. Действительно, природа Азербайджана и Грузии уникальна как по красоте, так и по наличию разных климатических зон. Но не секрет, что у нас отсутствуют инфракструктура туризма, которая обеспечивает его конкурентоспособность. Следовательно, женским НПО и местному самоуправлению выгодно развивать туризм в таких направлениях, которые не требуют больших затрат. Например, фольктуризма, не требующего особых первоначальных затрат..

    В частности, в регионах коалиция женского НПО и ОМС можно развивать молодежный туризм. Спектр деятельности для НПО тут достаточно широк: от разработки маршрутов туристских троп и очистки территории до организации молодежных трудовых лагерей во время летней уборки урожая. В июле - августе, в районах дефицит рабочей силы по уборке урожая. Такой проект может помочь НПО начать переход на самофинансирование, а для ОМС даст пополнение бюджета.

    В Гардабанском и Кахском регионах можно развивать религиозный туризм. Здесь есть уникальные религиозные памятники раннего христианства, о которых за рубежом практически не знают. Они же прекрасно подходят для экотуризма.

    Мы хотим обратить внимание на тот факт, что развитие третьего сектора в регионах начиналось с экологических проектов, как правило, выполняемых женскими НПО. На наш взгляд, женские региональные НПО могут быть привлечены к организации и управлению на объектах муниципалитетов вспомогательными системами, сооружениями, средствами обслуживания с позиций экологии. Например, Кахская НПО "Биотех" имеет интересный план восстановления реликтовых лесов крайне малыми ресурсами, восстановление плантаций лекарственных трав, зверски уничтоженных одной из зарубежных фирмой.

    Подобные проекты могут выполняться только во взаимодействии с ОМС. Эти планы при грамотном подходе могут представлять ценность для развития частного предпринимательства - выращивание сажен на продажу. Покупателем продукции должен быть муниципалитет, а в перспективе возможен выход не только на республиканский рынок.

    В целом направление женское НПО и ОМС должно представлять и интерес для доноров, так как здесь соединяются несколько аспектов:

    - прослеживается техническая поддержка перехода НПО на самофинансирование,

    - оказывается содействие сотрудничеству нескольких НПО, которые могут получать поддержку в виде мини - субгрантов через развитое НПО.

    - оказывается поддержка ОМС и развивается их актив.

    - развивается гражданское сознание

    Женским организациям, как показало наше исследование, прежде чем рассчитывать в своей деятельности на поддержку властей, необходимо проводить широкую разъяснительную работу относительно целей и задач женского движения на всех уровнях власти, и, прежде всего, ОМС.

    Широкое и совершенно не развитое в обеих республиках направление - конкурсы среди НПО на получение муниципальных заказов по социальным проектам., так как клиентура неправительственных организаций и основной контингент ОМС во многом совпадают. Подобные конкурсы в различных вариантах проводились фондом "Евразия" в Москве, Твери, Клину, Ярославле, Киеве, Алма - Ате.

    На уровне формирующихся в наших республиках муниципалитетов, а также в сфере повышения гендерных знаний граждан чрезвычайно важна роль неправительственных организаций, работа которых должна быть направлена на распространение среди женщин международного опыта работы женщин в ОМС и его адаптацию к местным условиям.

    В аналогичной для двух наших республиках ситуации правовой неграмотности женщин и традиционно-патриархальной системы гражданского участия, очень важно, чтобы неправительственные организации, путем обучения женщин, воздействовали на государственные структуры с целью соблюдения ими международных норм по правам женщин, при необходимости внося предложения по изменению законодательства в области местного самоуправления.

    Изучение опыта вовлечения женщин в деятельность ОМС, процесс обучения женщин представляются важной составляющей на пути продвижения Азербайджана и Грузии к демократическим стандартам и интеграции в мировое сообщество. Это особенно актуально, в связи с вхождением Азербайджана в Совет Европы.

    Мы полагаем, что на уровне местного самоуправления предрешаются вопросы демократических изменений в наших странах, так как позитивные фундаментальные изменения начинаются именно на этом базовом уровне развития общества.

    Сотрудничество женских НПО и муниципальных органов в регионах обоих республик окажет реальное влияние на протекающие процессы преобразования общества. С одной стороны, НПО приобретут опыт работы в выработке механизмов влияния и воздействия на социальную ситуацию и властные структуры, с другой стороны неправительственные организации быстрее перейдут от удовлетворения потребностей внутри организации и для ее членов к решению общественно значимых проблем в интересах всего общества.



    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Идеология прав человека составляет фундамент той либеральной традиции, в русле которой развивается современное западное общество и которая играет сегодня роль одной из моделей глобализации мира. Грузия и Азербайджан тяготеют к интеграции в эту либеральную модель организации социума. Такая интеграция предполагает ряд кардинальных общественных трансформаций, среде которых насущной потребностью является полнокровное развитие местного самоуправления.

    Построение общества, основанного на осознании людьми их индивидуальных прав и свобод, на формировании индивидуальных жизненных стратегий, не противоречащих вектору общественного развития. Сравнивая соответствие законодательства о местном самоуправлении того или иного государства основным положениям Европейской Хартии в первую очередь необходимо обратить внимание на требование ее второй статьи, требующей чтобы "Принцип местного самоуправления должен быть признан во внутреннем законодательстве и, по возможности, в Конституции государства".

    Рассматривая законодательство Азербайджана и Грузии на предмет соответствия данной статье Европейской Хартии необходимо признать, что в целом обе республики соблюдают ее положения, т.е. и Азербайджан, и Грузия принцип местного самоуправления закрепили не только в отраслевом законодательстве, но и в своих Конституциях, гарантировав тем самым всем гражданам право на участие в местном самоуправлении. Но жизнь требует перейти от декларации равных прав мужчин и женщин на участие в местном самоуправлении к реальному их осуществлению.



    1 Политические проблемы транзита. М.2001,с.34
    МУЗЕЙ ЖЕНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

    В книге собраны документы и устные истории об общественной активности женщин Азербайджана в конце XIX - начале XX века. Женская активность в Азербайджане, начав свой путь с распространения идей просвещения и благотворительности. имела свои специфические черты, формируемые культурными, религиозными, националь­ными традициями. Собранная информация будет служить материалом для преподавателей, историков и исследователей,НПО, работающих в области женских и гендерных проблем. Предоставляется возможность использовать эти уникальные документы в виде исторических ссылок, визуальных и устных свидетельств.




    НОВОСТИ САЙТА

    В англоязычной версии сайта, в разделе "Гендер и религия" размещена статья «Целомудренная женщина: как решать проблемы брака» президента Международного института исламских исследований профессора Абдулгамида Абусулеймана.

    В разделе «Гендер и религия» выставлены исследования «Мусульманские женщины и бедность (Ислам, земля и бедность)». В исследовании рассматривается вопрос стереотипа наследования мусульманских стран, как исламское законодательство сохраняет права женщин, традиции семьи и права женщин на собственность, современные правовые реформы и защита прав женщин на собственность, защита прав женщин на собственность в современных стратегиях мирового развития.



    ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖЕНСКИЙ ТЕЗАУРУС

    Европейский Женский Тезаурус – это инструмент для определения и поиска «женской» информации в банках данных, Интернете и собраниях женских библиотек, документальных центров и архивов. Тезаурус содержит 2087 европейских терминов.

    В азербайджанскую версию Европейского Женского Тезауруса внесены дополнительно 589 терминов, отражающие социально-политические реалии азербайджанского общества, национальную и исламскую культуру.




    ГЕНДЕРНАЯ ДИРЕКТОРИЯ

    Это банк данных по всем структурам, вовлеченных в Азербайджане в женские и гендерные вопросы: государственные структуры, национальный парламент, бизнес- сектор, СМИ, международные организации, дипкорпуса, правозащитники, писатели, поэты, художники и т.д. Внимание: директория связана линками с базой данных женских НПО, банком данных НПО, выполняющих гендерные проекты, банком данных исследователей и преподавателей гендерных дисциплин.




    ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ПРОБЛЕМАМ СЕМЬИ, ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ

    По инициативе Президента Азербай­джана И. Алиева 6 февраля 2006 года создан Государ­ствен­ный комитет по проблемам семьи, женщин и детей. Председатель Госкомитета профессор Бакинского государственного университета, доктор политических наук Хиджран Гусейнова.




    НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

    В разделе представлены национальные документы по достижению равенства между мужчинами и женщинами, улучшению положений женщин и защите прав человека- женщины.




    МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

    В разделе представлены международные документы по достижению равенства между мужчинами и женщинами, улучшению положений женщин и защите прав человека- женщины.




    БАЗА ДАННЫХ ЖЕНСКИХ НПО

    Включает официально зарегистрированные и незарегистрированные организации, женские группы. Внимание: в Азербайджане практически нет четко профильных НПО, поэтому для полноты информации поиск рекомендуется проводить по нескольким ключевым словам




    БАЗА ДАННЫХ НПО, ВЫПОЛНЯЮЩИХ ГЕНДЕРНЫЕ ПРОЕКТЫ

    База данных представляет информацию о международных и национальных проектах по гендерным проблемам за период 1998- 2007. Поиск осуществляется как по тематическим ключевым словам, так и по названиям НПО






    Human Rights in the XXI Century - Azerbaijan














    Право выбора. Новости Азербайджана, аналитика, законодательство, религия


    Regional Initiative of Women's Groups for Promoting ICT as a Strategic Tool for Social Transformation







         Сайт подготовлен при поддержке Фонда "Открытое Общество" - Фонд Содействия
    [an error occurred while processing this directive]